Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия

Митрополит Пирейский Серафим об украинском вопросе: Фанар не имел никакого права вмешиваться в дела другой Поместной Церкви

Митрополит Пирейский Серафим об украинском вопросе: Фанар не имел никакого права вмешиваться в дела другой Поместной Церкви
Версия для печати
8 декабря 2020 г. 12:31

О столь болезненном для Церкви вопросе, каковым является украинский, о разделении среди православных, которое он вызвал, о том, что действительность отличается от того, что выдают за нее, рассуждает иерарх Элладской Православной Церкви митрополит Пирейский Серафим.

Серьезная духовная деградация нынешней Святой горы уже является печальным фактом, который констатировали многие духовные мужи и выдающиеся личности, следящие за событиями на Афоне, да и вообще за тем, как обозначено его присутствие в современной церковной действительности.

Это такой факт, который и мы, наименьшие из всех, можем констатировать, исходя из личного духовного опыта, ведь Бог удостоил нас великого духовного дара и благословения в течение почти десятилетия проживать на святоименной горе и знать великих преподобных святогорцев, являющихся ныне украшением Православной Церкви.

С душевной болью мы убеждаемся в том, что современная гора Афон, бывшая некогда оплотом Православия, волнорезом, о который разбивались ереси, гора, явившая целый сонм преподобных и преподобномучеников, подвижников и исповедников веры, не имеет, к сожалению, никакого отношения к той Святой горе, с которой мы познакомились в годы нашей юности примерно тридцать пять лет назад.

А сегодня смотрим мы на Святую гору Афон и не узнаем ее духовный облик; она напугана и порабощена своей вышестоящей церковной властью, будучи готова подчиниться указаниям Фанара, даже тогда, когда тот во многих отношениях поступает неправильно. Афон, у которого отсутствует пульс, Афон, лишенный живости, духа подвижничества и исповедничества. Афон, который во многих вопросах и особенно в вопросах веры, ересей и расколов, как кажется, одобряет, встает в один ряд и тесно сотрудничает с ересью и расколом. Афон, который колеблется между ересью и Православием, будучи неспособным дать богословский ответ, встать в полный рост и обличить ересь и тех, кто ее продвигает, кем бы они ни были.

Разумеется, эти выводы касаются не всех афонских обителей и афонских отцов. Слава Богу, что есть и монастыри, мало их, конечно, которые можно пересчитать на пальцах одной руки (Григориат, Каракалл, Костамонит и Филофей), равно как и многие монахи в скитах и в кельях, которые продолжают противостоять всеереси экуменизма и произволу Фанара.

Общие выводы. «Вся  правда»

Имеется множество фактов, которые подтверждают все вышеупомянутые печальные выводы, но, разумеется, мы не будем их сейчас перечислять. В этой статье мы лишь ограничимся тем, что прокомментируем недавнюю публикацию, вышедшую в виде брошюры, которая дошла и до нашей митрополии. Брошюра эта из афонского монастыря Пантократор, а называется она «Вся правда об украинском вопросе». Автор — иеромонах Никита Пантократорский. Уже с самого начала, с наименования брошюры, автор пытается убедить читателя в том, что она содержит всю, а не половинную или искаженную правду об украинском вопросе. Т.е. труд автора является не каким-то иным подходом, или вкладом в этот животрепещущий вопрос, нет. Он содержит «всю правду» (!), несмотря на то, что другие достойнейшие и весьма важные исследования, опубликованные до сего времени (как, например, прекрасная статья четырех митрополитов Преосвященных Дриинупольского, Погонианского и Коницкого Андрея, Пирейского Серафима, Кифирского и Антикифирского Серафима и Этолийского и Акарнанийского Косьмы, статья афонского монастыря Григориат под названием «Права Церквей и единство Церкви», превосходные исследования клирика из города Патры протопресвитера Анастасия Гоцопулоса и др.), коренным образом отличаются от него и выражают диаметрально противоположную позицию.

Мы внимательно ознакомились с брошюрой и легко убедились в том, что автор, с одной стороны, ведет безжалостную полемику против Московского Патриархата, а, с другой, отчаянно пытается не просто оправдать Вселенский Патриархат, но представить украинскую автокефалию, как «чудо Господне» (с. 17). По словам автора, вся вина, все ошибки, вся неправота ложится на Московский Патриархат, в то время как у Вселенского Патриархата он нигде не усматривает никаких ошибок и никакой вины. По его утверждению, те, кто придерживается иной позиции, опираются «выборочно на какие-то одни каноны…, своевольно игнорируя множество других» (стр.1). Говоря более широко, и подавляющее большинство, десять из четырнадцати Поместных Церквей, которые отвергли тот способ, каким была предоставлена украинская автокефалия, не могут не стоять на ошибочном пути, находясь в прелести. Очевидно, что и эти Поместные Церкви опираются «выборочно на какие-то одни каноны…, своевольно игнорируя множество других»! А о. Никита, напротив, всесторонне с любой точки зрения владеет этим вопросом, не игнорируя ни одного церковного канона! Следовательно, если десять Поместных Церквей, которые отвергают украинскую автокефалию, захотят найти «всю правду», если они не хотят блуждать в этом вопросе, то должны обратиться к брошюре отца Никиты!

Он доходит даже до того, что утверждает, что «любые имеющиеся возражения носят временный характер, они стихнут, потому что противны воле Бога, "Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины"» (стр.5). Таким образом, возражения десяти Поместных Церквей, выразивших свое несогласие, «противны воле Божией», а действия Вселенского Патриархата все святы, богоугодны и согласны с волей Божией! И, как весьма справедливо заметил один исследователь этого вопроса: «Следовательно, уже не нужен и Всеправославный собор, если все действия Вселенского Патриархата столь богоугодны, что он единолично принимает богоугодные решения…Достаточно всего лишь, чтобы прошло время, и все без всяких возражений послушно склонят свои выи перед волей Священного Синода Вселенского Патриархата».

Разделение на всеправославном уровне

В кратком нижеприведенном исследовании мы, следуя просьбе нашего Высокопреосвященного митрополита, попытаемся лаконично по благодати Божией дать некоторые ответы на то, о чем пишет святогорец.

Начинает он замечанием, что «вопрос автокефалии Церкви Украины занимает весь православный и не только мир. Речь идет о величайшем церковном событии последних десятилетий, причем не столько потому, что была создана пятнадцатая по счету независимая Православная Церковь, сколько по причине противодействия Русской Церкви, которая вызвала раскол в Православии, прекратив поминовение и общение со всеми теми, кто признает новую автокефальную Церковь Украины».

Как будет видно из изложенного далее, украинская автокефалия не только не может считаться «величайшим церковным событием последних десятилетий», но как раз совсем наоборот. Она стала самым трагичным «церковным событием последних десятилетий», потому что вызвала мировой раскол всеправославного масштаба, так как по поводу этой автокефалии протестовала не только Русская Церковь, как утверждает составитель, но и подавляющее большинство (в количестве десяти) Поместных Православных Церквей. В данном случае разделение вызвали не десять Поместных Церквей, отвергнувших автокефалию, как мы увидим ниже, а Вселенский Патриархат и геополитические интересы великих держав (США и ЕС). Отметим здесь, что нигде в своем тексте автор не комментирует возражение подавляющего большинства Поместных Церквей. Он с безразличием обходит его, закрывая глаза перед нежелательной для него и неудобной действительностью.

Ничего он также не сообщает нам и в отношении того, как три другие Поместные Церкви (Александрийская, Кипрская и Элладская) признали украинскую автокефалию. Замалчивает он и тот факт, что Патриарх Александрийский признал украинскую автокефалию как свершившийся факт и помянул лжемитрополита Епифания, предварительно не созывая Собор с тем, чтобы тот окончательно высказался в пользу или против признания украинской автокефалии. По всей видимости, зная, что, если соберется Собор, то большинство из епископата будут возражать, и он не добьется своей цели, Патриарх принял решение о единоличном признании, попирая соборность и действуя как маленький Папа. Автор также замалчивает тот факт, что Архиерейский Собор Элладской Церкви обсуждал украинскую автокефалию, но именного голосования не было (как это должно было быть по такому животрепещущему вопросу), так чтобы архиереи могли высказать свое мнение посредством голосования. А так в конечном итоге (неприемлемым и антисоборным образом) возобладало мнение его председателя — Архиепископа Иеронима. Очевидно, что для о. Никиты и голосование, и соборные процедуры излишни, поскольку со стороны Вселенского Патриарха все было сделано настолько богоугодно, что все… «согласно воле Божией».

Вторжение на территорию Русской Церкви

Далее автор продолжает односторонний исторический обзор, пытаясь опровергнуть утверждение о том, что имело место «вторжение Вселенского Патриархата на их [Русской Церкви] территорию». Обзор этот недоброкачественный и вводит в заблуждение, потому что, рассказывая об историческом развитии христианства на Руси и ее первоначальной зависимости от Вселенского Патриархата (X-XVII вв.), о. Никита совершает какой-то исторический скачок примерно в три с половиной века (XVII-XXI вв.) длиной и замалчивает весьма важные изменения в церковном статусе Украины в этот период. Как показал в своей недавней работе протопресвитер Анастасий Гоцопулос, «согласно официальным данным, документам и изданиям даже самого Вселенского Патриархата, вышедшим из его собственной "Патриаршей типографии" Константинополя, в соответствии с исследованиями деятелей и сотрудников Вселенского Патриархата (архивариус Вселенского Престола К. Делликанис, протопресвитер Ф. Зисис, В. Ставридис, Вл. Фидас, Гр. Ларендзакис), а также из официально заявленной позиции самого Вселенского Патриарха Варфоломея (письма, слова) следует, что само церковное и каноническое сознание Вселенского Престола последних трех с половиной веков до 2018 года не считало Украину его канонической территорией, но самым официальным и ясным образом признавало, что относится она к канонической юрисдикции Московского Патриархата», который и осуществлял полную каноническую юрисдикцию по всем вопросам церковной жизни».

Ниже у о. Анастасия следуют еще в такой же степени интересные рассуждения: «Последнее, но самое важное: на вопрос, подчиняется ли Церковь Украины Московскому Патриархату, высказалось всеправославное церковное сознание. Все без единого исключения автокефальные Поместные Православные Церкви и Патриархаты признают, что Украинская Автономная Церковь входит в каноническую юрисдикцию Москвы. Все без единого исключения Церкви единственным каноническим митрополитом Киевским признают митрополита Онуфрия. Только с ним и его Синодом имели общение все Православные Церкви за межправославными и всеправославными сослужениями и в рамках работы комиссий. Это единогласие выражает всеправославно-вселенское церковное сознание Православия, пренебрегать которым без серьезных последствий никто не имеет права».

В своем вышеупомянутом исследовании отец Анастасий предоставляет нам и иные дополнительные сведения, которые неопровержимо доказывают, что в продолжение трех с половиной веков Киевская митрополия и Украина в целом подчинялись Русской Церкви. Начиная со знаменитого «Синтагматия Патриарха Иерусалимского Хрисанфа» (Нотараса) 1715 года и вплоть до 2019 года все последующие «Синтагматии» (1855, 1896, 1902), Типиконы, Календари и Ежегодники всех Поместных Православных Церквей считали Украину епархией Русской Церкви. Кто же с легким сердцем может пренебрегать всеправославной церковной традицией и опытом? Все вышеприведенные доказательства единым гласом кричат и вопиют, что Церковь Украины подчиняется Русской Церкви. Только вот не похоже, что их крик и вопль достиг ушей отца Никиты.

Следовательно, на основании вышесказанного напрашивается такой вывод: Вселенский Патриархат не имеет никакого канонического права вмешиваться в юрисдикцию другой Поместной Церкви (в данном случае Русской), и, значит, совершил серьезнейшее каноническое преступление, а именно вторжение, осуждаемое многими священными канонами (2-й кан. II-го, 2-й III-го, 39-й Пято-Шестого Вселенского соборов, 13-й и 22-й Антиохийского, 3-й Сардикийского Поместного соборов и др.) и всем в совокупности церковным Преданием. Более широко, Вселенский Патриархат полностью несет ответственность за создание всеправославного раскола, о котором шла речь выше. А еще как-то забывается, что в 1686 году Малая и Белая Русь, (Украина) была передана Московскому Патриархату и что 330 лет спустя недействительны никакие ссылки на нарушение границ, потому что соответствующее право, которое предусмотрено 17-м правилом Святого IV-го Вселенского Собора, утрачено за сроком давности.

Противоречия — Шаткие  утверждения

Ниже в той же главе (стр. 4) автор пишет, снова искажая действительность: «В 1991 году Украина стала независимым государством. Как естественное следствие, Церковь Украины попросила Московский Патриархат предпринять действия, необходимые для получения автокефалии. В 1992 году весь епископат Украины единогласным решением подписал соответствующее прошение. Но Русской Церкви было весьма затруднительно позволить Украине автокефалию, потому что, если бы она признала эту Церковь автокефальной, то это означало бы утрату многих важных территорий и святынь, которые непосредственно связаны с ее историей, одновременно утратив и свое влияние на нее. И тогда вместо того, чтобы согласиться на предоставление автокефалии, Русская Церковь предпочла создать на Украине раскол. По сути, были созданы два лагеря: тех, кто выступал за независимость Церкви Украины (раскольники), и тех, кто были настроены дружественно к Русской Церкви». А здесь, возможно, не понимая этого, автор и сам признает как раз совершенно противоположное тому, что ранее всячески пытался доказать, т.е., что эта Церковь искони и всегда находилась в церковном подчинении Вселенского Патриархата. Если Церковь Украины и в самом деле всегда подчинялась Вселенскому Патриархату, то почему же, интересно, она просила «Московский Патриархат предпринять действия, необходимые для получения автокефалии», а не Вселенский, которому всегда подчинялась? Может быть, она постучалась не в ту дверь и вместо того, чтобы обратиться во Вселенский Патриархат, в итоге обратилась к Русской Церкви? Естественно, что не стучала она не в ту дверь. Просто о. Никита противоречит сам себе. А еще он не объясняет нам, как произошло так, что в 1992 году Церковь Украины попросила автокефалию у Московского Патриархата «единогласным решением», а в 2018 году официальная Украинская Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием, представляющая 95% украинского народа, отказывается выходить из подчинения Московского Патриархата и, более широко, от автокефалии? Да и утверждение автора о том, что якобы «вместо того, чтобы согласиться на предоставление автокефалии, Русская Церковь предпочла создать на Украине раскол», не выдерживает критики. Раскол на Украине породила не Русская Церковь, а вожди двух раскольнических группировок (Филарета Денисенко и Макария Малетича) — горстка людей, представляющих всего лишь 5% населения Украины. Ошибкой автора также является использование одного и того же эпитета «лагерь», с одной стороны, для канонической Украинской Церкви во главе с Митрополитом Онуфрием, которую на протяжении трех с половиной веков признавало и продолжает признавать подавляющее большинство Поместных Церквей, и с другой, для двух раскольнических группировок, которые создали некие лишенные сана и не имеющие рукоположения лица.

А искреннее ли покаяние у бывших раскольников?

В следующей главе под названием: «Они утверждают, что у бывших раскольников отсутствует искреннее покаяние» автор пытается убедить читателя в том, что раскольники покаялись. Так он пишет: «Как же мы можем говорить о том, митрополит Филарет не покаялся? Действием, которое указывало на искренность его покаяния, стало решение о роспуске «Киевского Патриархата», в котором он служил целых 27 лет. Если бы он не покаялся, то не подписал бы решение о его роспуске» (стр.6). Давайте возьмем все по порядку и для начала посмотрим, кем были те, кто вошли в раскольническое образование, названное позднее «Автокефальной Церковью Украины», благодаря самочинным, к сожалению, и неканоническим действиям Вселенского Патриархата. Это были: а) монах Филарет (Денисенко), лишенный сана и анафематствованный бывший епископ Русской Церкви. Его низложение и анафема были признаны, с ними согласились все Поместные Церкви, включая Вселенский Патриархат. В августе 1992 года в своем письме на имя Патриарха Московского Вселенский Патриарх Варфоломей признал каноническим лишение сана Филарета. б) Макарий Малетич, которого никогда не извергали из епископского сана, поскольку он и не получал канонической епископской хиротонии. Это лишенный сана священник. Первый из них создал «Украинскую Православную Церковь Киевского Патриархата», а второй — «Украинскую Автокефальную Церковь».

Для того, чтобы ответить на вопрос, а было ли покаяние со стороны раскольников, мы должны разобраться, а вернулись ли они в церковное общение с той Поместной Церковью, от которой откололись. Ведь именно это и означает покаяние: я распускаю церковное образование, которое создал и в обязательном порядке возвращаюсь в ту церковную структуру, от которой откололся. Да, Филарет и Макарий распустили раскольнические объединения, которые создали, но они не вернулись в церковную структуру, от которой откололись, т.е. в каноническую Украинскую Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием. А если не было этого возвращения, тогда мы не можем говорить об истинном покаянии, потому что, как весьма справедливо снова замечает клирик из Патр, «Поместная Церковь пребывает в пренебрежении, нарушается главный и основополагающий принцип церковного предания, согласно которому общение со всей Церковью осуществляется через Поместную Церковь, и обвинительное решение по церковным преступлениям одной Поместной Церкви действительно во всей Вселенской Церкви» (12-е и 32-е Апостольские, 6-е Антиохийского и 9-е правила Карфагенского Поместного соборов). Этот основополагающий канонический принцип имеет решающее значение для восстановления раскольнических сообществ. Их восстановление осуществляется не безусловно простым принятием в общение и признанием какими-то «друзьями», которые принадлежат канонической Церкви. Общение с раскольниками не исправляет раскол, но делает подсудными священным канонам общающихся с ними. Каноническое предание ясно говорит: «Да не будет же позволено иметь общение с отлученными от общения, ниже сходитися в домы и молитися с находящимися вне общения церковного: чуждающихся собраний одной церкви не приимати и в другой церкви. Аще же кто из епископов, или пресвитеров, или диаконов, или кто-либо из клира окажется сообщающимся с отлученными от общения: да будет и сам вне общения церковного, яко производящий замешательство в чине церковном» (2-й канон Антиохийского Собора). Также, «аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен» (10-й канон Святых Апостолов) и «не подобает молиться с еретиком или раскольником» (33-й канон Лаодикийского собора).

Так, в Предании нашей Церкви восстановление раскольников всегда происходит либо через Поместную Церковь, от которой те откололись, либо через Вселенский Собор (напр. Мелитианский раскол уврачеван на I Вселенском Соборе). Никогда одна Поместная Церковь не восстанавливала раскольническую группировку, которая откололась от другой церковной юрисдикции. Нечто подобное означало бы «замешательство в чине церковном» (2-й канон Антиохийского Собора). А то, что монах Филарет не принес искреннего покаяния, видно из того факта, что позднее он проявил непоследовательность и вновь организовал Киевский лжепатриархат.

Приукрашивание  действительности

В той же самой главе автор прилагает еще усилия по искажению новой действительности, которая сформировалась после предоставления автокефалии. Так, он пишет: «Миллионы украинцев в течение 27 лет находились в расколе, не зная, по какой причине. Все мы должны были радоваться, потому что весь украинский народ обрел отныне "путь спасения". Многие миллионы новых членов насчитывает Церковь Христова». Отец Никита, новая действительность на Украине после предоставления автокефалии совсем иная, и потому непозволительно тебе ее игнорировать или замалчивать. После неканонического предоставления автокефалии на Украине начались невиданные гонения на каноническую Православную Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием. Епископов, священников, монахов и верующих поливают грязью, происходит захват монастырей и храмов, монашеские братства канонической Церкви, которая переименована в «Русскую Православную Церковь» претерпевают гонения. Беспрецедентное взаимное истребление. Как же могут находиться на «пути спасения» люди, которые обливают грязью, захватывают, грабят, применяют насилие? Нет, о. Никита, не находятся они на «пути спасения», но на «погибельном пути». Украинской автокефалией Вселенский Патриархат стремился привести, как предполагается, на «путь спасения» горстку людей, незначительное меньшинство украинского народа. И чего он в итоге добился? И этих не смог привести на «путь спасения», и в то же время породил раскол всеправославных масштабов. Такой вот «подвиг» совершил Вселенский Патриархат.

По вопросу об энклитоне

В следующей главе под названием: «Они утверждают, что Вселенский Патриархат не имеет канонического права принимать апелляции от других Патриархатов» автор пытается убедить читателя, что Вселенский Патриархат обладает этим правом и что в Церкви есть всемирный судья — патриарх, а не Вселенский Собор. Он пишет: «Церковь на Вселенских Соборах даровала Вселенскому Патриархату, как первой среди равных Церкви, привилегию по собственной инициативе вмешиваться туда, где это необходимо, принимать апелляции из других Поместных Церквей, судить и разбирать их дела», (стр. 7).

В этом важнейшем и ключевом вопросе настоящий и авторитетный ответ нам дает исследование четырех митрополитов из Греции, о которых шла речь выше. Мы приводим его дословно: «Итак, с точки зрения канонов в отношении рассматриваемой темы возникает важнейший вопрос, а являются ли решения полного Синода под председательством Патриарха, каковым является Синод Московского Патриархата, безапелляционными, или все же на них можно подавать апелляцию в другой Патриарший Синод. Тема эта занимала Вселенскую Церковь после Сардикийского Собора с его 3-м, 4-м и 5-м канонами. В его работах под председательством Осии Кордубского принимали участия западные епископы. Одновременно с ним проходил и собор восточных епископов в нынешнем Филиппополе. Первым, ссылаясь на каноны Сардикийского Собора, как якобы каноны I Вселенского Собора в Никее, стал претендовать на права верховного судьи над епископами Северной Африки Папа Римский Зосима, который потребовал восстановить в сане изверженного епископом Сиккийским Урбаном пресвитера Апиария. В 424 году африканские епископы решительно отвергли претензии епископа Ветхого Рима Зосимы и его преемников Бонифация и Целестина I на право быть верховным судьей их Церквей. Ранее Карфагенский Поместный Собор своим 36-м (31-м каноном по нумерации «Пидалиона»), который в неизменном виде повторяется в 134-м (129-м по нумерации «Пидалиона») каноне того же Собора, постановил: "Угодно было: если пресвитеры, диаконы и прочие низшие клирики по имеющимся у них тяжбам жалуются на решение своих епископов, пусть их выслушивают соседние епископы и дела между ними разрешают приглашенные ими с согласия их собственных епископов. Если же клирики захотят подать апелляцию и на их решение, пусть подают ее только Африканским Соборам или первенствующим своих митрополичьих областей. А того, кто желает подать апелляцию Соборам по ту сторону моря, пусть никто в Африке в общение не принимает"».

Абсолютную важность имеет тот факт, что каноны Карфагенского Собора были вполне конкретно и поименно утверждены 2-м каноном Святого Пято-Шестого Вселенского Собора, а вообще в целом — 1-м каноном ΙV и 1-м каноном VII Вселенского Соборов. Следовательно, древняя Церковь принимала то, что 3-й, 4-й и 5-й канон определяли касательно особых привилегий, которыми наделялся православный тогда еще епископ Ветхого Рима по отношению к подчиненным ему епископам и только к ним, но не предоставление ему высшей церковной юрисдикции.

Вот что говорит по этому поводу Зонара: «Итак это правило и не принадлежит Никейскому Собору, и не все апелляции епископов предоставляет ему, но — подчиненных ему» (Σ.Γ.241), а Вальсамон отмечает: «Это особо значимо для церковных претензий Папы, но нужно соблюдать так, как было решено» (Σ.Γ.239).

Таким образом, требование себе привилегии высшей церковной юрисдикции православным тогда епископом Ветхого Рима было отвергнуто Церковью, потому что Святой Пято-Шестой Вселенский Собор принял канонические положения Карфагенского Собора о том, чтобы отлучать от Церкви клириков иной церковной юрисдикции в случае, когда они обращаются к епископу Ветхого Рима с апелляцией по своим вопросам.

В Православно-Кафолической Церкви на основании 9-го и 17-го священных канонов Святого IV Вселенского Собора, которые повелевают: «Аще же на митрополита области епископ, или клирик, имеет неудовольствие: да обращается или к экзарху великой области, или к престолу царствующего Константинополя, и пред ним да судится», оспариванию путем апелляции не подлежит, т.е. является безапелляционным обвинительное решение, вынесенное полным Патриаршим Собором, собравшимся во исполнение 28-го Апостольского и 4-го канона Антиохийского Собора, каковым является общий Собор митрополитов под председательством тогда экзарха диоцеза, а сегодня Собор под председательством патриарха своей патриаршей юрисдикции.

Как 9-й, так и 17-й священные каноны IV Вселенского Собора ставят разделительную частицу «или» между экзархом диоцеза и архиепископом Константинополя, предусматривая о них в каноническом смысле одно и то же, и предоставляют равную возможность обращения к ним. Следовательно, каноны не закрепляют за Архиепископом Константинопольским высшей судебной власти и иной степени юрисдикции. А экзарх диоцеза сегодня — это предстоятель собственной патриаршей юрисдикции.

По этому поводу Вальсамон отмечает: «Решения Патриархов не подлежат апелляции, (50, 123, 22 ВГ 1, 38): "Блаженнейший Патриарх того диоцеза среди них да будет выслушан и пусть постановит то, что согласно с церковными правилами и законами, если никакая из сторон не высказывается против его мнения"». В «Эпанагоге» 11, 6 (JGR, том II, 260) говорится: «Суд Патриарха не подлежит апелляции и не исследуется другим, поскольку он является главой церковных судов». Священный и великий Фотий в Номоканоне 9, 1 (SA 169) пишет: «Решения патриархов не подлежат апелляции». ΙΑ,6 (J.G.R. том II, 260). В соответствии с этим, судебное постановление какого бы то ни было Патриаршего Собора, который, согласно нашему каноническому праву, является полным собором, вынесенное после разбирательства по каноническому вопросу, является безапелляционным. Апелляцию на него можно подавать только Вселенскому Собору (Π. Παναγιωτάκου ‘Σύστημα του Εκκλησιαστικού Δικαίου, Το ποινικόν Δίκαιον της Εκκλησίας’, с. 836 и далее, ΑΘΗΝΑΙ 1962).

9-й и 17-й священные каноны IV Вселенского Собора, как мы уже отметили ранее, определили для экзарха диоцеза (нынешнего председателя полного Патриаршего Собора) и Всесвятейшего Вселенского Патриарха-Архиепископа Константинопольского одну и ту же степень юрисдикционных полномочий, и этим каноническим постановлением ни за одним Патриаршим престолом не закрепили более обширной юрисдикции…

Вывод, который напрашивается в связи с этим каноническим постановлением Церкви для случая с Украиной, состоит в том, что Священный Синод Вселенского Патриархата ошибочно и не имея на то канонических полномочий и юрисдикционных прав, рассмотрел апелляции и вынес безапелляционные решения по каноническим делам бывших клириков иной церковной юрисдикции — Русской Церкви, которая по праву владеет судебными делами упомянутых подвергнутых прещению клириков, содержание каковых дел должен был принять во внимание Священный Синод Константинопольского Патриархата. А он, не имея на это соответствующих канонических полномочий, занялся этим каноническим делом, изменил и отменил решения полного Патриаршего Собора».

Восстановление раскольников в сане

В следующей главе под названием: «Они утверждают, что признание бывших раскольников недействительно и что они продолжают оставаться раскольниками» автор пытается убедить читателя в том, что для восстановления изверженных из сана, отлученных и анафематствованных лиц Вселенский Патриархат следовал церковной традиции, ссылаясь при этом на случаи из церковной истории с еретиками и раскольниками, которые после их возвращения в Православие были восстановлены без перерукоположения. Здесь о. Никита последовательно впадает в целый ряд ошибок, переходя от одного заблуждения к другому. Объясняем: ранее мы доказали, что а) Вселенский Патриархат не имел никакого канонического права вмешиваться в юрисдикцию Русской Церкви и, следовательно, совершил серьезнейшее каноническое преступление, а именно: вторжение, осуждаемое многими священными канонами (2-м II-го, 8-м III-го, 39-м Пято-Шестого Вселенских, 13-м и 22-м Антиохийского и 3-м Сардикийского Поместного Соборов и др.) и всем церковным Преданием. И что б) Священный Синод Вселенского Патриархата ошибочно и, не имея на то канонических полномочий и юрисдикционных прав, рассмотрел апелляции и вынес безапелляционные решения по каноническим делам бывших клириков иной церковной юрисдикции — Русской Церкви. Так как в данном случае мы имеем дело и с таким правонарушением как вторжение, а право принимать апелляции не действует, то становится ясно, что Вселенский Патриархат сейчас уже тем более не имеет никаких канонических прав восстанавливать раскольников иной церковной юрисдикции в священном сане. Единственной церковной властью, обладающей полномочиями принимать решения о восстановлении в сане раскольников, является Русская Церковь, при условии, конечно, что раскольники выказывают искреннее покаяние, которое, как весьма справедливо замечает профессор Целенгидис, есть sine qua non для возвращения раскольников в каноническое поле. А покаяние это раскольники до сего дня, конечно, не выказали.

А необходим ли Всеправославный Собор?

В следующей главе под названием: «Они утверждают, что Вселенский Патриарх хочет быть первым без равных и называют его Восточным Папой» мы прокомментируем два существенно важных места, пропуская все то, что автор говорит о встрече Предстоятелей в Аммане (Иордания). А причина этому заключается в том, что эта встреча, во-первых: была созвана не Московским Патриархатом, а Иерусалимским, что бы это ни значило, а, во-вторых, на этой встрече в общем заявлении, которое было опубликовано по ее окончании, Предстоятели не упоминали об экуменической теории «первого без равных» и не обвиняли Вселенского Патриарха в том, что он хочет быть «первым без равных» и Восточным Папой. Значит все, что касается этой встречи, не по теме и не отвечает названию главы.

Первая его цитата: «Сейчас по вопросу Украины в Московском Патриархате требуют, чтобы автокефалия предоставлялась только с согласия всех Поместных Церквей, неким своего рода Всеправославным Собором. Однако ни одна автокефалия не давалась Всеправославным Собором, поскольку это является исключительной привилегией Вселенского Патриархата» (стр. 13). В принципе, созыва Всеправославного Собора требовал не только Московский Патриархат, но и подавляющее большинство Поместных Православных Церквей. Что же касается утверждения о том, что предоставление автокефалии «является исключительной привилегией Вселенского Патриархата» и, следовательно, никакой Всеправославный Собор не нужен, заметим: Вселенский Патриархат, несомненно, имеет право предоставлять автокефалию, как и Церковь Украины имеет право на автокефалию, но на определенных условиях. В случае с Украиной условия, которые требуются церковным Преданием и чином, соблюдены не были. Как вполне справедливо замечает отец Анастасий Гоцопулос, «Вселенский Патриархат, к сожалению, не только не выполнил условия, но и опроверг сам себя! Одно говорил и горячо поддерживал на протяжении десятилетий на Всеправославных совещаниях, и с точностью наоборот поступил на Украине. Все Всеправославные совещания, все историки и канонисты — сотрудники и деятели Вселенского Патриархата, даже сам Вселенский Престол до апреля 2018 года единомысленно и единогласно провозглашали, что церковная традиция и чин провозглашения автокефалии какой-либо Церкви предполагает соблюдение следующих условий, которые официально с трибуны Всеправославного Подготовительного Совещания (9-17.12.2009, Женева) подытожил его председатель, представитель Вселенского Патриархата, митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас): "Поскольку Вселенский Патриарх обеспечивает согласие автокефальных Поместных Православных Церквей путем получения от них письменного согласия, он может единолично подписывать Патриарший Томос… Если Томос об автокефалии подписывает один лишь Вселенский Патриарх, то это нисколько не принижает всеправославное согласие, так как в соответствии с уже достигнутыми договоренностями, согласие всех Предстоятелей и, естественно, Предстоятеля Церкви-Матери, должно быть дано изначально… Вселенский Патриарх ведет координационную работу и может выражать мнение всего Православия. И поступает он так, предварительно придя к взаимопониманию с другими Предстоятелями. Это не имеет никакого отношения к папскому примату. Папа выражает собственное мнение, не спрашивая других. Вселенский Патриарх стремится узнать мнение других и его выражает"».

Как известно, одной из тем, которые должны были быть поставлены на обсуждение на Критском «соборе» была тема «Автокефалия и способ ее провозглашения». Эту тему десятилетиями разрабатывали на Предсоборных комиссиях и, хотя работа над окончательным текстом была завершена по единогласному решению всех Поместных Церквей, он в итоге был отвергнут и не вошел в список тем «Критского собора» из-за маловажной причины, которую в настоящем исследовании мы анализировать не будем. Томос, провозглашающий автокефалию, как необходимое условие, среди прочего, предусматривал и согласие всех Поместных Церквей: «Поскольку Вселенский Патриарх обеспечивает согласие автокефальных Поместных Православных Церквей путем получения от них письменного согласия, он может единолично подписывать Патриарший Томос…». Из вышесказанного становится ясно, что без согласия и консенсуса всех Поместных Церквей, т.е. без соблюдения условий, Вселенский Патриарх не может ни автокефалию предоставить, ни апелляции принимать, ни быть «распорядителем церковных дел», как думает о. Никита. А когда этими условиями пренебрегают, то мы сразу же приходим от «первенства среди равных» к «первенству без равных», о котором мы поговорим ниже.

Еще один весьма важный аспект этой темы состоит в том, что Поместная Церковь Украины во главе с митрополитом Онуфрием, официально признанная всеми Поместными Церквами, не просила и не стремилась к обретению автокефального статуса, в отличие, конечно, от других автокефалий, которые предоставлял Вселенский Патриархат (Элладской, Сербской, Болгарской, Румынской, Польской, Албанской и Чешской и Словацкой), когда Поместные Церкви обращались с соответствующим прошением. Как весьма правильно отмечается в исследовании четырех Высокопреосвященных митрополитов, «нет никакого сравнения между предоставленной раскольникам и членам украинской парасинагоги автокефалии и каноническим предоставлением Честным Вселенским Патриархатом автокефального статуса каноническим Церквам Греции, Сербии, Болгарии, Румынии, Польши, Албании и Чехии и Словакии. Автокефалии для Украинской Православной Церкви добивались западник бывший президент страны Петр Порошенко, Верховная Рада и две раскольнических структуры…».

Экуменическая теория «первого без равных»

Вот вторая его цитата: «Итак, Патриарх — не Папа и не первый без равных. Он не делает ничего более того, что предписывают его привилегии, предоставленные ему Церковью. Они возлагают на него ответственность и заботу о благостоянии всех прочих Поместных Церквей» (стр. 15). Уже на всеправославном уровне известна экуменическая теория «первого без равных», которая вышла из недр Вселенского Патриархата, поскольку первым ее ввел Преосвященный митрополит Пергамский г-н Зизиулас, а дополнил Преосвященный Архиепископ Американский Элпидофор. Эту теорию мы рассмотрели в одной из предыдущих наших работ и за дополнительной информацией отсылаем читателя туда. Вопрос отцу Никите: разве может Вселенский Патриарх игнорировать труды двух вышеуказанных Преосвященных митрополитов Вселенского Престола, которые дали богословское обоснование и своими текстами и заявлениями распространили по всему Православному миру новую экуменическую теорию? Конечно же нет. Так почему же своим молчаливым согласием Вселенский Патриарх позволил развиться этой теории?

А уврачует ли время раскол?

В следующей главе под названием: «Они утверждают, что правы, поскольку бывших раскольников не признают все автокефальные Церкви» автор пытается доказать, что признание новой автокефалии всеми Поместными Церквами лишь вопрос времени. Он пишет: «Признание какой-либо новой автокефальной Церкви — есть процедура, которая может растянуться на многие десятилетия. Для примера отметим, что Болгарский Патриархат был признан через 75 лет, а Польская Церковь была полностью признана спустя 24 года». Едва ли здесь необходимо подчеркивать, что попрание священных канонов и произвол, откуда бы они ни исходили, не врачуются, не легализуются со временем, но это возможно путем возвращения к соблюдению священных канонов, которые богодухновенно установили святые и богоносные отцы, канонического порядка Церкви и возложением ответственности на тех, кто творит беззаконие и попирает каноны. В противном случае беззаконие становится законом и в Церкви воцаряется хаос.

Послесловие

Мы подводим итог нашему краткому исследованию, предлагая следующие выводы и замечания:

1) Вселенский Патриархат не имел никакого канонического права вмешиваться в юрисдикцию иной Поместной Церкви (в данном случае Русской) и, следовательно, совершил серьезнейшее каноническое преступление, а именно вторжение.

2) Со стороны раскольников не было искреннего покаяния.

3) Священный Синод Вселенского Патриархата по ошибке, не имея канонических полномочий и вне своей юрисдикции вынес безапелляционное решение по каноническим делам бывших клириков иной церковной юрисдикции — Русской Церкви.

4) Вселенский Патриархат не имел канонического права восстанавливать в сане раскольников другой церковной юрисдикции, поскольку в данном случае мы имеем дело и с таким нарушением, как вторжение на чужую территорию. Право принимать апелляции также недействительно.

5) Отец Никита верно замечает, что Патриарх — не Папа и не «первый без равных», но, тем не менее, все же замалчивает новую экуменическую теорию «первого без равных», которая вышла из недр Вселенского Патриархата, поскольку первым ее ввел Преосвященный митрополит Пергамский г-н Зизиулас, а дополнил Преосвященный Архиепископ Американский Элпидофор.

6) Попрание священных канонов и произвол, откуда бы они ни исходили, не врачуются, не легализуются со временем, но это возможно путем возвращения к соблюдению священных канонов, которые богодухновенно установили святые и богоносные отцы, и канонического порядка Церкви, равно как и возложением ответственности на тех, кто творит беззаконие и попирает каноны.

Попытка отца Никиты представить «всю правду» об украинском вопросе оказалась в высшей степени неудачной. Несмотря на утверждение автора о том, что все, о чем он повествует, способствует демонстрации «всей правды», все, чего ему в итоге удается добиться, так это дать читателю ложную и дезориентирующую картину украинского вопроса, по всей вероятности для того, чтобы не прийти в противоречие с вышестоящей церковной властью — Вселенским Патриархатом, избежать «перипетий», как ему самому, так и монастырю, к которому он принадлежит, потому что демонстрация «всей правды» дорого станет, будет сопровождаться гонениями и скорбями для всех тех, кто дерзнет разойтись с той линией, которую очертила его вышестоящая церковная власть. Брошюра, к сожалению, изобилует неточностями, ложными оценками исторических фактов, перетолкованием священных канонов, умалчиванием некоторых из них и ущемлением нашего канонического предания и церковной практики. Во всем тексте, от начала до конца видно отвращение к Русской Церкви, которая виновата во всем и за все несет ответственность. Действия же Вселенского Патриархата, напротив, во всем святы, богоугодны и согласны со священными канонами. Причем настолько святы и богоугодны, что излишним становится даже созыв Всеправославного Собора.

Автор не в состоянии, или скорее не хочет увидеть то, что видят и констатируют все: к сожалению, в конкретном вопросе Вселенский Патриархат оказывал содействие чуждым геополитическим интересам. Это ясно доказывает не только благодарность, с которой бывший Президент Украины Порошенко обратился к США за «их энергичную поддержку в процессе предоставления автокефалии», но и официальное заявление представителя Государственного департамента США Хизер Науэрт о том, что «Соединенные Штаты Америки поддерживают предоставление автокефалии Украинской Православной Церкви», а также поздравления Вселенскому Патриархату в связи с предоставлением автокефалии от покидающего свой пост государственного секретаря США г-на Помпео.

Мы завершаем свою статью весьма правильным пассажем из послесловия брошюры отца Никиты, с теплой просьбой к нему самому, чтобы он занялся самокритикой и посмотрел: а может быть, те слова, с которыми он обращается к другим, несогласным с ним, он должен в первую очередь обратить к самому себе? Он пишет: «Если человек исходит из добрых побуждений и полагает, что не безгрешен, тогда он, возможно, задумается, что некоторые его мнения по этому вопросу ошибочны. Несчастен тот человек, который не верит в то, что может ошибаться. Он останется при своем мнении, которое, как он полагает, и есть единственно верное».

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

Версия: греческая

Материалы по теме

Панельная дискуссия «Действия Фанара на Украине: отражение в медиапространстве» прошла в рамках фестиваля «Вера и слово»

Архиерей посетил волынскую общину Украинской Православной Церкви, у которой накануне праздника Покрова Богородицы захватили храм

Новый храм Украинской Православной Церкви вместо захваченного раскольниками освящен в селе Боянчук

Митрополит Бориспольский Антоний: Приезд Константинопольского Патриарха в Киев не стал значительным событием в духовной жизни Украины

Митрополит Волоколамский Иларион: «Содействовать умножению добра и богозаповеданной правды» (к 75-летию Отдела внешних церковных связей) [Статья]

Митрополит Бориспольский Антоний: Приезд Константинопольского Патриарха в Киев не стал значительным событием в духовной жизни Украины

Иерарх Элладской Церкви заверил в молитвенной поддержке Предстоятеля Украинской Православной Церкви в непростое для Православия время

Митрополит Пирейский Серафим об украинском вопросе: Фанар не имел никакого права вмешиваться в дела другой Поместной Церкви [Статья]

Состоялась встреча председателя ОВЦС с главой греческой дипломатической миссии в Москве

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников IX фестиваля «Вера и слово» [Патриарх : Приветствия и обращения]

Панельная дискуссия «Действия Фанара на Украине: отражение в медиапространстве» прошла в рамках фестиваля «Вера и слово»

Митрополит Волоколамский Иларион: «Содействовать умножению добра и богозаповеданной правды» (к 75-летию Отдела внешних церковных связей) [Статья]

Управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский Антоний: У ПЦУ нет большой паствы [Интервью]

Митрополит Лимассольский Афанасий: Мое непризнание ПЦУ — вопрос совести и канонов Церкви

Митрополит Пирейский Серафим об украинском вопросе: Фанар не имел никакого права вмешиваться в дела другой Поместной Церкви [Статья]

Письмо двенадцати афонских старцев Священному Киноту по украинскому вопросу [Статья]

Протоиерей Андрей Новиков. С больной головы на здоровую [Статья]

Украинский вопрос: Святая Гора Афон обособила свою позицию от мнения четырех монастырей (Великой Лавры, Иверского, Кутлумуша и Эсфигмена) [Статья]

Другие статьи

Митрополит Волоколамский Иларион: «Содействовать умножению добра и богозаповеданной правды» (к 75-летию Отдела внешних церковных связей)

Епископ Бачский Ириней: Тема автокефалии — единственная, которая требовалась для Всеправославного Собора

Митрополит Киккский Никифор: Одностороннее решение Патриарха Варфоломея по Украине грозит всеправославному единству расколом чудовищных размеров

Выступление митрополита Волоколамского Илариона на презентации сборника «Воссоединение Киевской митрополии с Русской Православной Церковью. 1676-1686 г. Исследования и документы»

Властные притязания Константинополя как угроза единству Церкви

Протоиерей Николай Балашов — о киевских речах Патриарха Варфоломея

«Признавая полноту исключительной компетенции Вашей Святейшей Русской Церкви…»

С.Ф. Михеев, С.Н. Остапенко. Неконструктивность исторической аргументации в статье В.Г. Ченцовой «Воссоединение»

Вселенский Патриарх. История одного титула

Вопрос об экзаршестве Варлаама (Ясинского) в связи с его возведением на Киевскую митрополичью кафедру в 1690 году