Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия

Управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский Антоний: У ПЦУ нет большой паствы

Управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский Антоний: У ПЦУ нет большой паствы
Версия для печати
7 октября 2021 г. 16:18

После того, как Патриарх Константинопольский Варфоломей приехал на Украину вопреки предостережениям канонической Украинской Православной Церкви (УПЦ), прошло полтора месяца. За это время она смогла оценить последствия визита для положения своих верующих и клириков. О том, как болезненный украинский раскол воспринимают в Поместных Православных Церквах, о сделанных Церковью выводах в интервью РИА «Новости» рассказал управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский и Броварской Антоний.

— Ранее вы отмечали, что участились факты незаконной перерегистрации уставов общин Украинской Православной Церкви в юрисдикцию ПЦУ. А как развивается ситуация непосредственно после визита Патриарха Варфоломея — в лучшую или худшую сторону?

— К сожалению, как мы и предполагали, визит главы Фанара спровоцировал ухудшение ситуации в некоторых регионах. Местные власти, посчитав приезд гостя из Стамбула сигналом поддержки ПЦУ со стороны высшего руководства государства, стали еще более активно содействовать нарушению прав верующих Украинской Православной Церкви.

Так, например, 7 сентября 2021 года первый заместитель председателя Волынской областной государственной администрации Сергей Мовенко подписал распоряжение №540 «О передаче культового сооружения», которое завершило процесс незаконного перевода храма УПЦ в селе Крымно в пользу ПЦУ. Сам храм при содействии местных властей был захвачен сторонниками организации Думенко еще зимой 2019 года.

— О каких итогах визита Патриарха Варфоломея можно говорить? Стал ли вообще его приезд значительным событием в духовной жизни страны?

— Этот визит, помимо привнесения новых проблем и разделительных линий в украинское общество, ничем особым не запомнился. А ведь предполагалось, что он станет триумфом Константинопольского Патриархата, который перед всем православным миром продемонстрирует мощную поддержку украинцами решения главы Фанара о создании ПЦУ. На практике все оказалось иначе.

Возьмем хотя бы «торжественную» встречу Патриарха Варфоломея в Михайловском монастыре. Как трубят однообразные по своей сути социологические исследования, тех, кто поддерживает ПЦУ, в Украине якобы в несколько раз больше чем тех, кто является верующими нашей Церкви. В соответствии с этими данными Киев должен был быть, по идее, под завязку забит толпами встречающих гостя, запустившего проект так называемой Православной церкви Украины. Однако жизнь посрамила такие ожидания. Как, впрочем, и результаты упомянутых исследований: на «торжественную» встречу пришла горстка людей. И это при том, что был выходной день.

В целом, данный момент в очередной раз засвидетельствовал один непреложный факт — у ПЦУ нет большой паствы. Кстати, подобная ситуация повторилась и на следующей день после «торжественной» встречи. Служба Патриарха Варфоломея и Думенко, как зафиксировали телекамеры, вновь не отметилась огромным количеством приверженцев ПЦУ. Хотя людей активно собирали на мероприятие силами, видимо, того же Петра Порошенко. Что потом, к слову, отчетливо и проявилось: овации бывшему президенту со стороны присутствующих на территории Святой Софии звучали громче, чем овации Патриарху Варфоломею.

Поэтому определенно нельзя сказать, что приезд последнего в Киев стал значительным событием в духовной жизни страны. Он, скорее, был нужен лишь определенным политическим силам, да и организации Думенко, для собственного, как говорят в светской среде, пиара.

Что интересно — этот визит сыграл во многом и против непосредственно главы Фанара. Ведь весь православный мир увидел, что за его решением легализовать раскольников из УАПЦ (Украинская автокефальная православная церковь — ред.) и УПЦ КП (Украинская православная церковь Киевского патриархата — ред.) не стоит желание украинского народа, что у такого шага, в реальности, мизерная поддержка. А раз так, то выходит, что в Константинополе обманывали и себя, и другие Поместные Церкви, когда утверждали, что предоставление автокефалии для Украины основывается на запросе со стороны подавляющего большинства украинцев.

И еще один важный момент. Визит Патриарха Варфоломея, что показательно, очень тепло приветствовали представители Украинской греко-католической церкви. Да и сам гость из Стамбула демонстрировал большое радушие в отношении УГКЦ. <...>

— Было ли неучастие Патриарха Варфоломея в Благословении Украины в День независимости непосредственным результатом донесения позиции УПЦ до властей и Всеукраинского Совета Церквей? Как проходили переговоры, участвовал ли в них Константинопольский Патриархат — или же его просто поставили перед фактом? Свидетельствует ли это о том, что даже для нынешних властей государства позиция канонической Церкви остается решающей, и как в этом случае можно оценить слова Варфоломея о том, что ПЦУ «станет главенствующим ориентиром на пути к церковному единству»?

— Это было условием нашей Церкви. И мы донесли свое видение как Всеукраинскому Совету Церквей и религиозных организаций, так и государству. Благо, что наша позиция была услышана. Ведь, как я уже однажды сказал, гости приезжают и уезжают, а нам здесь жить. И хочется жить во внутреннем мире и взаимопонимании. Уверен, что подобный подход разделяют все здоровые силы — как в религиозной среде, так и в сфере государственной власти. Что и было продемонстрировано в данном конкретном случае.

— Усилилось ли за последние месяцы перед визитом, а тем более после него, давление на Украинскую Православную Церковь, в том числе информационное? Есть ли дружественные вам СМИ среди ведущих масс-медиа? Как вы оцениваете санкции, примененные к ряду телеканалов, вплоть до их закрытия?

— Последние годы мы живем в перманентном состоянии информационного давления на Церковь. За этим стоят одни и те же СМИ, которые с подачи своих собственников, а также ангажированных журналистов пытаются дискредитировать УПЦ даже без привязки к каким-то определенным знаковым событиям. При этом складывается впечатление, что у журналистов или иссякла фантазия, или они давно уже поставили кампанию по очернению канонической Церкви на конвейер, потчуя своих зрителей повторами одних и тех же провокаций. Иначе назвать то, что они демонстрируют, попросту нельзя.

В период пребывания Патриарха Варфоломея в Украине мне, к слову, попался на глаза сюжет на телевидении. В нем, среди прочего, шла речь о якобы оплате протестов против приезда главы Фанара в нашу страну. В качестве доказательства была предоставлена съемка момента передачи денег от одного человека другому. Оставим в стороне тот факт, что невозможно разобрать кто именно, кому, где и за что платит. Гораздо интереснее то, что подобные случаи камеры «фиксируют» не первый год. Операторы всякий раз каким-то невероятным образом оказываются возле групп «верующих УПЦ», да и еще в момент «раздачи денег» то ли за участие в крестном шествии, то ли за акции в защиту нашей Церкви. Это можно смело назвать настоящим чудом! Ведь быть постоянным свидетелем таких ситуаций — просто какое-то фантастическое профессиональное везение. Не иначе! Не удивлюсь, что все подобные сюжеты имеют одну и ту же искусственную основу. Поэтому, если уж говорить о СМИ в целом, то я бы остановился даже не на характеристике «дружественные» или «враждебные», а на том, кто действует как исполнитель недобросовестных информационных заказов, а кто работает в соответствии с принципами объективности. К счастью, существуют журналисты, издания и каналы, стоящие на позициях правды. Мы очень благодарны им за трезвое и взвешенное освещение событий и процессов, происходящих в церковной сфере. Поскольку для этого нужно иметь самое настоящее мужество. Ведь правдивые оценки в отношении того же церковного раскола способны стать причиной для инициирования процедуры отзыва лицензии.

По моему глубокому убеждению, безосновательные решения по блокированию деятельности СМИ являются ударом по фундаменту, на котором стоит государство. Поскольку неправомерное ограничение свободы слова ведет к ограничению горизонта мысли общества. Утрамбовывание общественного сознания в узкий коридор конъюнктурных смыслов и стереотипов никогда не будет способствовать полноценному развитию. Это утверждение касается любой страны и любой действующей власти.

— Президент Украины Владимир Зеленский после крестного хода Украинской Православной Церкви в День Крещения Руси раскритиковал якобы имевшее место пренебрежение антиковидными мерами во время шествия. Обоснованные ли были такие обвинения?

— Во-первых, незадолго до нашего крестного хода некоторые конфессии провели те или иные масштабные религиозные мероприятия. К ним никаких претензий не было. Как и не прозвучали претензии в адрес организаторов концертов, собирающих море зрителей. А ведь, как сообщили СМИ, тот же фестиваль Atlas Weekend в 2021 году побил собственный рекорд посещаемости. На нем присутствовало более 600 тысяч человек. И маски там были далеко не у всех. Во-вторых, в последующие после крестного хода недели не наблюдался какой-то значительный рост заболеваемости коронавирусом. Что, между прочим, позволило в конце августа без ограничений провести общественные празднования в рамках Дня Независимости Украины.

— Зеленскому также было передано более 1 миллиона подписей в защиту прав верующих УПЦ. С чем была связана эта акция, кто подписанты, и что именно просят верующие от властей?

— Еще во времена президентства Порошенко в Украине были приняты законы, которые в среде верующих получили название «антицерковных». Хотя они даже в большей степени антиконституционные и антинародные, чем антицерковные.

Среди них особое место занимает закон, направленный на лишение нашей Церкви ее официального названия. Как раз против него, а также других нормативных актов, нарушающих фундаментальные права граждан Украины, и была направлена акция, собравшая более миллиона подписей верующих УПЦ. Ее основной целью стало побуждение власти применить предоставленные ей законодательством права и отменить антицерковные законы. Тем более, что для этого были и есть все необходимые основания.

К сожалению, пока весь этот процесс завершился формальной отпиской. Но наша паства не намерена сдаваться в борьбе за свои права, а также свою Церковь.

— Каково положение общин УПЦ в Крыму, и есть ли у них проблемы с храмовыми зданиями или еще какого-то рода, ведь и там действуют несколько приходов ПЦУ?

— Наши общины продолжают функционировать в Крыму как общины Украинской Православной Церкви. На фоне их нормальной жизнедеятельности контрастом выступает ситуация во многих других епархиях. Ведь следствием принятия упомянутых мною ранее законов Украины стала вопиющая статистика нарушений в церковной сфере. Так, только преступлений, связанных с незаконной перерегистрацией уставов религиозных общин УПЦ в пользу ПЦУ, насчитывается около 500 случаев. И это не говоря еще о рейдерских захватах храмов. На сегодняшний день зафиксировано 144 соответствующих инцидента.

— Какие процессы сейчас происходят в раскольнической ПЦУ, из которой вышел Филарет (Денисенко) и другие представители так называемого «Киевского патриархата»? Насколько вероятен дальнейший раскол и дробление внутри этой организации и потеря ею своих итак немногочисленных сторонников?

— Без прямой поддержки власти проект ПЦУ забуксовал. Не лучше дела для организации Думенко обстоят и на внешней арене, где только путем жесткого шантажа и давления со стороны могущественных светских сил удалось склонить малую часть Поместных Церквей к более или менее полноценному признанию украинских раскольников. И то — эти признания вызвали большие разногласия внутри церковных структур, поддержавших Фанар. Что, в свою очередь, существенно бьет по возможности дальнейшей легализации ПЦУ.

Помимо этого, ПЦУ переживает свой собственный раскол. Филарет Денисенко воссоздает «независимый Киевский патриархат», поскольку считает, что томос подчинил украинских раскольников Стамбулу. Более того, он поставил под сомнение правомочность избрания Думенко главой ПЦУ. Ведь, как указывает «патриарх», Епифаний не был избран поместным «собором» ПЦУ. Что интересно — такую позицию поддерживает и ряд влиятельных «епископов» так называемой Православной церкви Украины. Они считают, что были обмануты: в свое время им гарантировали проведение «поместного собора», по итогам которого мог появиться совершенно иной глава ПЦУ. На это накладывается и неустроенность административной жизни структуры, возглавляемой Думенко. Там до сих пор в рамках того или иного региона вынуждены уживаться одновременно сразу несколько «епископов». Понятно, что это приводит к конфликтам и неурядицам.

Стоит также отметить, что определенная напряженность существует и в отношениях раскольников с Фанаром. Ведь не все в ПЦУ согласны с прописанным в томосе обязательством передать заграничные приходы под контроль Константинопольского Патриархата. Именно поэтому сторонники созданной при поддержке Порошенко структуры ищут сейчас возможности для пересмотра выданного Патриархом Варфоломеем указа. Тот же Всемирный конгресс украинцев уже поставил перед фанариотами вопрос расширения юрисдикции ПЦУ за пределы Украины. И вполне очевидно, что Константинопольскому Патриархату это не очень нравится: тем самым подвергается сомнению закрепленное томосом главенство Фанара над ПЦУ, предполагающее лишь согласие украинских раскольников с теми или иными решениями управляющей ими «церкви-матери».

Если же опять вернуться к чисто украинской проблематике, то к упомянутым проблемам можно добавить вызов внутреннего рейдерства. Раскольники не брезгуют отбирать имущество даже у своих вчерашних братьев. Так, например, 23 сентября в УПЦ КП заявили о попытке рейдерского захвата храма в Клавдиево-Тарасово Киевской области представителями ПЦУ во главе с «благочинным» Иваном Дзюбой. Впрочем, все сказанное выше меркнет на фоне того, что у ПЦУ наблюдается острый дефицит «священнослужителей».

Суммируя, можно отметить, что украинский проект Фанара соткан из огромного количества противоречий, конфликтов и внутренних неурядиц. И поэтому, без поддержки власти, в стратегической перспективе он выглядит нежизнеспособным.

— Известно ли вам, что происходит сейчас в Александрийской, Элладской и Кипрской Церквях, Предстоятели которых поддержали Константинополь, зачастую вместе с Синодами? Могут ли эти решения быть пересмотрены, насколько активны там оппозиционно настроенные иерархи и священники?

— Как показывает действительность, внутри каждой из указанных вами Церквей существует серьезное несогласие с решениями их предстоятелей поддержать легализацию ПЦУ. Если говорить конкретно, то в Александрийском Патриархате группа клириков подняла вопрос о переходе в другую юрисдикцию, поскольку не желает быть под омофором того, кто признал раскольников и тем самым сам переступил черту раскола.

Недовольны антиканоническим шагом своего главы и в Элладской Церкви. Стоит хотя бы вспомнить тот факт, что в 2019 году бывшим митрополитам УПЦ, а ныне «иерархам ПЦУ» Симеону (Шостацкому) и Александру (Драбинко), которые находились, как указывалось в соответствующих анонсах, в «первом большом паломничестве в Грецию после признания ПЦУ Элладской Православной Церковью», было отказано в совершении Литургии в храмах Элладской Церкви.

Очень мощная оппозиция решению Архиепископа Хризостома по украинскому вопросу наблюдается в Кипрской Церкви. В частности, митрополит Лимасольский Афанасий не считает Епифания каноническим предстоятелем по причинам, указанным в священных канонах. Более того, владыка, который обладает большим авторитетом в церковной среде, не согласен с признанием главой Кипрской Церкви ПЦУ, поскольку оно произошло без уведомления и без согласия Священного Синода.

— По вашим данным, насколько реально продолжение межправославных консультаций в амманском формате? Можно ли ждать продолжения встреч в Иордании после снятия карантинных ограничений, насколько эффективен данный формат? Есть ли контакты с Иерусалимским Патриархом по этому вопросу?

— Наша Церковь находится в постоянном контакте с Иерусалимским Патриархатом. Поэтому я бы не исключал проведения новых встреч в рамках амманского формата. Тем более, что после завершения работы Архиерейского Собора Русской Православной Церкви православному миру будет что обсудить.

— В ситуации, когда Константинополь потерял роль координатора в православном мире, кто бы мог взять на себя эту функцию? Иерусалимская Церковь или, может быть, Антиохийский Патриархат, поскольку эти Церкви стоят в диптихе выше остальных? Как, кстати, можно было бы решить проблему с разрывом отношений между самой Антиохией и Иерусалимом из-за приходов в Катаре?

— Уверен, что подобное решение должно приниматься соборно. А подспорьем в этом может стать история Церкви, которая засвидетельствовала много случаев урегулирования проблем всеправославного масштаба без участия Константинопольского Патриархата. В данном контексте наиболее ярким прецедентом следует считать созыв в 1443 году Иерусалимским Патриархом Собора предстоятелей Восточных Церквей. На нем были осуждены как Фераро-Флорентийская уния Константинопольского Патриархата с католиками, так и Константинопольский патриарх-униат Митрофан II, а также все иерархи, предавшие с ним православную веру.

Еще можно вспомнить проведение в Иерусалиме Собора 513 года, который выступил против распространившейся в Константинопольской Церкви ереси монофизитства, и Собора 1672 года, чьим итогом стало утверждение Православного Исповедания Веры в 18 главах, которое со временем утвердилось в качестве важного вероучительного документа всей Православной Церкви.

Что же касается спора между Антиохийским и Иерусалимским Патриархатами, то, насколько мне известно, на уровне данных Церквей прорабатываются механизмы решения соответствующей проблемы. Будем надеяться, что все завершится ее полноценным урегулированием. Это очень важно, поскольку на фоне вызовов, которые генерируются на берегах Босфора для всей Вселенской Церкви, у нас попросту нет права на усугубление конфликтов.

— Ранее оперативный штаб Минздрава Украины решил провакцинировать священников от коронавируса в числе социальных работников. Ранее писали о том, что вакцину CoviShield, индийский аналог AstraZeneca, которую закупила Украина, подвергла критике католическая архиепископия Нового Орлеана, поскольку в процессе создания этой вакцины используется абортивный материал. Видите ли вы какую-то проблему морального характера в связи с этим, рекомендует ли УПЦ прививаться священникам?

— Если я не ошибаюсь, американские католики подняли вопрос о наличии абортивного материала в нескольких вакцинах. В частности, AstraZeneca и Johnson&Johnson. Такое положение дел не является чем-то удивительным. Ведь вакцины, представленные на рынке, пока молодые, и информации о их составе не очень много. Как бы там ни было, для каждого христианина важно понимать то, какие именно вещества входят в состав того или иного лекарства. Если в вакцине содержатся клеточные линии, полученные от абортированных младенцев, это должно становиться жесткой преградой для вакцинирования соответствующим препаратом. Тем более, что сейчас есть выбор в отношении того, какой именно вакциной прививаться.

Если же говорить вообще о вакцинации, то участие или неучастие в данном процессе должно являться следствием самостоятельного решения каждого из нас. При этом главное во всем этом деле — соблюдение принципа добровольности и отсутствия ограничений прав тех, кто в силу объективных причин отказался от прививки.

— Сложнее ли стало поститься в связи с пандемией и карантинными ограничениями? Делались ли послабления верующим? Какой отпечаток накладывают эти обстоятельства на духовную жизнь?

— Карантин поставил перед нами ряд принципиальных вопросов. В частности, мы впервые столкнулись с ситуацией, когда не из-за гонений или преследований, а из-за медицинских показаний были привнесены кардинальные ограничения в церковную жизнь. В первую очередь, я имею в виду проблему проведения богослужений с участием прихожан. В связи с этим и возникли определенного рода послабления. Например, Церковь разрешила оставаться дома и не ходить на те же воскресные Литургии верующим, которые чувствовали хотя бы малейшее недомогание и могли стать причиной заражения других.

В целом же, если вернуться к теме поста, то стоит отметить, что существенно возросла степень уныния людей. Этому способствовало много факторов. И появление новой тяжелой болезни, и введенные общественные ограничения, ударившие по благосостоянию большого количества семей, и общая неопределенность, связанная с непониманием сроков завершения эпидемии коронавируса.

С другой стороны, эта тяжелая ситуация стала и хорошим уроком для всех нас. Не только в плане ответственности и заботы друг о друге, но и осознания того, что поистине важно. Ведь мы, например, привыкнув к постоянно открытым дверям храмов, стали прохладнее относиться ко многим моментам нашей духовной жизни. Среди прочего, речь идет об участии в Таинствах. А коронавирус как раз дал нам понять, что мы можем в любой момент и надолго потерять из-за своей беспечности. Исходя из этого, надеюсь, что эта эпидемия встряхнет нас и заставит ценить каждое мгновение, проведенное в храме.

«Православная жизнь»/Патриархия.ru

Материалы по теме

Панельная дискуссия «Действия Фанара на Украине: отражение в медиапространстве» прошла в рамках фестиваля «Вера и слово»

Архиерей посетил волынскую общину Украинской Православной Церкви, у которой накануне праздника Покрова Богородицы захватили храм

Новый храм Украинской Православной Церкви вместо захваченного раскольниками освящен в селе Боянчук

Митрополит Бориспольский Антоний: Приезд Константинопольского Патриарха в Киев не стал значительным событием в духовной жизни Украины

Митрополит Волоколамский Иларион: «Содействовать умножению добра и богозаповеданной правды» (к 75-летию Отдела внешних церковных связей) [Статья]

Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на вопросы участников IX фестиваля «Вера и слово» [Патриарх : Приветствия и обращения]

Митрополит Бориспольский Антоний: Приезд Константинопольского Патриарха в Киев не стал значительным событием в духовной жизни Украины

Управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Бориспольский Антоний: У ПЦУ нет большой паствы [Интервью]

Митрополит Лимассольский Афанасий: Мое непризнание ПЦУ — вопрос совести и канонов Церкви

Архиерей посетил волынскую общину Украинской Православной Церкви, у которой накануне праздника Покрова Богородицы захватили храм

Новый храм Украинской Православной Церкви вместо захваченного раскольниками освящен в селе Боянчук

Епископ Барышевский Виктор: Мы наблюдаем необычайный подъем силы духа верующих Украины [Интервью]

Заместитель председателя ОВЦС принял участие в церемонии открытия XXVIII Генеральной ассамблеи МАП

В день Торжества Православия в епархиях Украинской Православной Церкви прошли крестные ходы

Митрополит Волоколамский Иларион: Церковь может дать молодому человеку смысл и содержание жизни [Интервью]

Другие интервью

Епископ Барышевский Виктор: Мы наблюдаем необычайный подъем силы духа верующих Украины

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний: Соборный разум Церкви должен дать оценку действиям Патриарха Варфоломея

Епископ Барышевский Виктор: Визит Константинопольского Патриарха в Украину принесет страдания миллионам православных украинцев

Интервью управляющего делами Украинской Православной Церкви митрополита Бориспольского и Броварского Антония

Митрополит Волоколамский Иларион: Идею белорусской церковной автокефалии продвигают ради расшатывания ситуации в этой стране

Игумения Серафима (Шевчик): «Не надо воевать с народом Божиим»

Митрополит Волоколамский Иларион: Русская Православная Церковь не хочет первенства в православном мире

Епископ Белогородский Сильвестр: Действия Константинополя в отношении Украины — беспрецедентный пример нарушения канонических норм

Епископ Бачский Ириней: Вмешательство Патриарха Варфоломея на Украине распространило раскол почти на все Православие