Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия

Уставные документы Украинской Православной Церкви и ПЦУ: сравнительный анализ

Уставные документы Украинской Православной Церкви и ПЦУ: сравнительный анализ
Версия для печати
30 октября 2020 г. 18:11

Ректор Киевской духовной академии и семинарии епископ Белогородский Сильвестр выступил с докладом на XII Международной научно-практической конференции, состоявшейся 27 октября 2020 года в Киеве.

После того как в начале 2019 года Константинопольский Патриарх Варфоломей выдал томос об автокефалии так называемой Православной Церкви Украины (ПЦУ), развернулась дискуссия об объеме прав, предоставленных новообразованной структуре, по сравнению с каноническим статусом Украинской Православной Церкви.

В этом докладе мы попытаемся сравнить уставные документы ПЦУ с документами, определяющими статус Украинской Православной Церкви. В дальнейшем изложении для объективности анализа мы будем употреблять по отношению к ПЦУ терминологию в том виде, как она используется в соответствующих уставных документах.

Начнем с перечня документов, которыми определен статус нашей Церкви и которыми она руководствуется в своей внутренней жизни.

Свой современный статус Украинская Православная Церковь получила согласно Определению Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 27 октября 1990 года. На основании этого Определения Патриарх Алексий в тот же день подписал Грамоту, которой благословлялось «быть отныне Православной Украинской Церкви независимой и самостоятельной в своем управлении». Хотя обычно именно эту Грамоту считают главным правоустанавливающим документом для Украинской Православной Церкви, это не совсем так. Благословенная Грамота только вводила в жизнь Определение Архиерейского Собора.

Патриаршая Грамота 1990 года была именной. Она была адресована лично тогдашнему Киевскому митрополиту Филарету (Денисенко). Определение же Архиерейского Собора имеет фундаментальный характер и не привязывается к конкретным лицам.

29 октября 1990 года в Киеве собрался первый Собор епископов Украинской Православной Церкви, который принял Устав об управлении нашей Церкви. Именно этот Устав, стал документом, которым Украинская Православная Церковь руководствуется в своей внутренней жизни. На сегодня действует редакция Устава УПЦ, принятая в 2007 году.

Особый статус Украинской Православной Церкви отражен и в Уставе Русской Православной Церкви. В частности, Устав РПЦ в редакции 2000 года закрепил статус Украинской Православной Церкви как «самоуправляемой с правами широкой автономии». А в 2017 году в Устав РПЦ была внесена специальная глава (глава Х), посвященная Украинской Православной Церкви.

Итак, на сегодня документами, определяющими канонический статус и внутреннее устройство Украинской Православной Церкви, являются:

  1. Определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 27 октября 1990 года;
  2. Благословенная Грамота Святейшего Патриарха Алексия от 27 октября 1990 года;
  3. Устав об управлении Украинской Православной Церкви (в редакции 2007 года);
  4. глава Х Устава Русской Православной Церкви (в редакции 2017 года).

Что касается ПЦУ, то после того, как в апреле 2018 года Патриарх Варфоломей заявил о своем намерении создать в Украине автокефальную Церковь, началась разработка Устава будущей ПЦУ. Из сообщений СМИ известно, что проект этого Устава был написан в Греции профессорами местных богословских факультетов. 29 ноября 2018 года проект Устава ПЦУ был рассмотрен и предварительно одобрен Священным Синодом Константинопольского Патриархата.

Итак, проект Устава ПЦУ был написан за пределами Украины и, очевидно, без участия представителей Украины. Тем не менее, этот проект рассматривался и в Украине как представителями государственной власти, так и представителями УПЦ КП и УАПЦ. В результате уже в Киеве в предложенный проект Устава были внесены определенные изменения. 15 декабря 2018 года так называемый Объединительный собор принял Устав ПЦУ с учетом всех этих поправок.

5 января 2019 года Патриарх Варфоломей подписал, а 6 января официально вручил томос об автокефалии ПЦУ. Итак, двумя документами, которые устанавливают канонический устав ПЦУ и регламентируют ее внутреннюю жизнь являются:

  1. Устав ПЦУ;
  2. томос об автокефалии ПЦУ.

В случаях разногласий между Уставом и томосом приоритет отдается томосу.

Теперь перейдем к сравнению общих положений о каноническом статусе, которые есть в указанных документах. Как сказано, Украинская Православная Церковь сегодня имеет статус Самоуправляемой Церкви с правами широкой автономии в составе Русской Православной Церкви.

Что касается ПЦУ, то и Устав, и томос говорят, что она является автокефальной Церковью. При этом оба документа предусматривают сохранение особой связи ПЦУ с Константинопольским Патриархатом.

В частности, в томосе указано, что после получения автокефалии для решения важных вопросов церковного, догматического и канонического характера Киевский митрополит должен обращаться к Вселенскому патриаршему престолу, «желая от него авторитетного мнения и твердого взаимопонимания».

Также в томосе сказано, что Православная Церковь Украины так же «как и другие Патриархи и Предстоятели» должна признавать «главой Святейший Апостольский и Патриарший Вселенский Престол» (γινώσκει ὡς κεφαλὴν τὸν Ἁγιώτατον Ἀποστολικὸν καὶ Πατριαρχικὸν Οἰκουμενικὸν Θρόνον). Итак, Константинопольский патриарший престол здесь назван главой всех Поместных Церквей. Это утверждение отсылает нас к острой богословской дискуссии, которая длится уже не одно десятилетие.

В произведениях православных богословов греческого происхождения (таких, как митрополит Иоанн (Зизиулас), архиепископ Елпидофор (Ламбриниадис), архимандрит Иоанн (Мануссакис)) первенство Константинопольского престола во Вселенской Церкви уподобляется первенству Бога Отца в Святой Троице. В этой парадигме первенство выступает как онтологическая категория. Поэтому право Константинопольского патриарха на первенство во Вселенской Церкви эти богословы относят не к человеческому праву, а к праву Божественному. С критикой такого понимания первенства выступали, например, митрополит Калистос (Уэр), протоиерей Джон Бэр, протоиерей Эндрю Лаут и другие авторитетные богословы. Русская Православная Церковь на официальном уровне отвергла такое учение о первенстве во Вселенской Церкви.

Первая статья Устава ПЦУ говорит, что «Православная Церковь Украины является <...> неотъемлемо единой с Матерью Великой Христовой Церковью в Константинополе и через нее со всеми другими Православными Автокефальными Церквами». То есть, ПЦУ имеет общение с другими Поместными Церквами не напрямую, а только через Константинопольский Патриархат. Здесь мы сталкиваемся с почти римским пониманием первенства во Вселенской Церкви. Для современного католического богословия абсолютно типичен тезис о том, что церковное единство обеспечивает общение всех епископов мира с Римским престолом.

Главным показателем для определения канонического статуса той или иной Православной Церкви традиционно выступает процедура избрания и интронизации ее Предстоятеля. Признаком автокефалии (то есть полной административной независимости Поместной Церкви) является право самостоятельно выбирать и интронизировать своих Предстоятелей. Что же говорят уставные документы УПЦ и ПЦУ об избрании Предстоятелей?

Пункт 3 Определения об Украинской Православной Церкви 1990 года указывает, что ее Предстоятель избирается украинским епископатом и благословляется Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. Итак, Киевский митрополит только благословляется Московским Патриархом. Определение 1990 года не предусматривает участия высшей власти Русской Православной Церкви в процедуре избрания Киевского митрополита. Также Определение не говорит о возможности отклонения Московским Патриархом избранного Предстоятеля Украинской Православной Церкви. Итак, благословение Московского Патриарха, которое должен получить избранный Киевский митрополит, не следует отождествлять с его утверждением. Получение Патриаршего благословения лишь свидетельствует о канонической связи Украинской Православной Церкви с Русской Православной Церковью.

С 2014 года была введена и практика совершения интронизации Предстоятеля Украинской Православной Церкви. Так, 17 августа 2014 года состоялась интронизация новоизбранного Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия. Во время Литургии в Киево-Печерской лавре после пения Трисвятого старейший иерарх из числа постоянных членов Синода Украинской Православной Церкви митрополит Одесский и Измаильский Агафангел произнес интронизационную молитву.

После этого митрополит Агафангел и второй из числа старейших постоянных членов Синода митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь трижды возвели владыку Онуфрия на Митрополичий трон на горнем месте с оглашением «Аксиос». После завершения Литургии митрополит Агафангел вручил Блаженнейшему Онуфрию жезл его предшественника — Блаженнейшего митрополита Владимира. Итак, Украинская Православная Церковь сама интронизировала своего Предстоятеля. Присутствующие на торжествах представители других Поместных Церквей выступали лишь в качестве почетных гостей.

Хотя наша Церковь официально не относится к числу Автономных Церквей, все же она фактически имеет те же права, которыми обладают Автономные Церкви в составе Московского Патриархата. Причем в отдельных вопросах объем прав Украинской Православной Церкви даже превышает права Автономных Церквей. Например, томос о предоставлении автономии Японской Православной Церкви (от 10 апреля 1970 года) указывает, что Предстоятель Японской Церкви утверждается (а не просто благословляется) Патриархом Московским и всея Руси. Кроме того, Московский Патриарх имеет право отклонить представленную ему кандидатуру Японского митрополита и требовать избрания другого лица. При этом Устав Русской Православной Церкви не предусматривает процедуры отклонения Московским Патриархом избранного Киевского митрополита.

Что касается ПЦУ, то ее глава избирается Поместным Собором, который является собранием епископата, духовенства и мирян. В норме процедура избрания предстоятеля ПЦУ не предусматривает вмешательства других Поместных Церквей. Однако, как указано в Уставе, «если при замещении престола Митрополита Киевского и всея Украины возникают непреодолимые проблемы, нарушающие единство Церкви, об этом сообщается немедленно Вселенскому патриарху, первому в Православной Церкви, и он ищет решение этого, согласно всеправославно действующим правилам о его священноканонической экстерриториальной юрисдикции». Здесь опять же речь идет об особых правах Вселенского патриарха, которые ставят его над всеми другими Предстоятелями.

На данный момент есть уже прецедент проведения интронизации Предстоятеля ПЦУ. 3 февраля 2019 года в соборе Святой Софии в Киеве во время литургии состоялась интронизация митрополита Епифания. Как видно из видеозаписи этого богослужения, фактически интронизацию возглавлял специальный представитель Константинопольского Патриарха — митрополит Галльский Эммануил.

Еще одним признаком степени независимости Поместной Церкви является процедура изготовления (или получения) святого мира. Согласно томосу 2019 года, ПЦУ не имеет права самостоятельно изготавливать святое миро. Она обязана получать его от Константинопольского патриарха.

Что касается Украинской Православной Церкви, то в Уставе Русской Православной Церкви сказано, что Украинская Православная Церковь должна получать святое миро от Московского Патриарха.

При этом следует отметить, что в XVIII — начале ХХ в., несмотря на то, что Киевская митрополия фактически была лишь одной из епархий Русской Церкви, в Киево-Печерской лавре традиционно изготавливали и освящали святое миро. Итак, в то время изготовление святого мира в Киеве не считалось признаком церковной независимости Украинской епархии.

Теперь сравним процедуру утверждения Уставов УПЦ и ПЦУ. Согласно действующему Уставу Русской Православной Церкви, Устав Украинской Православной Церкви утверждается ее Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси. Обратим внимание, что за Московским Патриархом закреплено право только одобрять (а не утверждать) Устав нашей Церкви.

При этом Устав Украинской Православной Церкви ничего не говорит о процедуре его одобрения Московским Патриархом. Здесь лишь указывается, что Устав принимается Собором Украинской Православной Церкви. Никаких других принятий (или утверждений) здесь не предусмотрено. Право внесения дополнений и изменений в Устав имеет Собор епископов Украинской Православной Церкви с последующим принятием Собором Украинской Православной Церкви. Право толкования положений Устава имеет Синод Украинской Православной Церкви.

Здесь тоже интересно сравнить Украинскую Православную Церковь с Автономными Церквами. В Уставе Русской Православной Церкви указано, что Уставы Автономных Церквей принимаются их Соборами, но при этом проект Устава подлежит «письменному согласованию с Патриархом Московским и всея Руси». Итак, Устав Автономной Церкви выносится на обсуждение ее Собора только после того, как его проект письменно согласован с Патриархом.

Что же касается Устава Украинской Православной Церкви, то он принимается Собором Украинской Православной Церкви, затем подписывается Киевским митрополитом и только после этого одобряется Московским Патриархом. От Украинской Православной Церкви не требуется предварительного письменного согласия проекта Устава. Следовательно, и в этом отношении требование к Уставам Автономных Церквей является более строгими, чем требование к Украинской Церкви.

Относительно Устава ПЦУ, то право его принимать и вносить в него изменения имеет Поместный Собор ПЦУ. Архиерейский же Собор имеет право частично изменять Устав. Но изменения, внесенные в Устав Архиерейским Собором, подлежат утверждению на Поместном Соборе. При этом особо отмечается, что изменения в Устав могут вноситься только «в духе томоса».

В тех случаях, когда в жизни ПЦУ возникают вопросы, которые не оговорены в Уставе, но при этом требуют уставного регулирования, должна создаваться смешанная комиссия, состав которой формируется Вселенским Патриархатом и ПЦУ. Именно такая комиссия должна предложить решение спорных вопросов. Также Вселенский Патриарх имеет исключительное право толковать положения Устава по отношению к томосу. Итак, как видим, и в этой сфере Константинопольский Патриарх сохраняет очевидные рычаги влияния на ПЦУ.

Теперь обратимся к особенностям церковного судопроизводства. В Уставе об управлении Украинской Православной Церкви в редакции 2007 года указано, что в пределах УПЦ Церковным судом высшей инстанции является Собор епископов. Он принимает решение в судебных делах относительно архиереев. Епархиальные суды компетентны осуществлять судопроизводство по делам клириков и мирян. Обжаловать решение епархиального суда можно путем обращения к Синоду.

В рамках Украинской Православной Церкви такие канонические наказания как пожизненный запрет духовенства в священнослужении, лишение сана и отлучение от Церкви накладываются епархиальными архиереями с последующим утверждением Синодом УПЦ и митрополитом Киевским и всея Украины. Каких-либо апелляций на эти решения в судебные органы Русской Православной Церкви не предусматривается.

Епископы же Украинской Православной Церкви имеют право подавать апелляции к Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви. Итак, по отношению к высшей церковно-судебной инстанции Украинской Православной Церкви Архиерейский Собор Русской Православной Церкви выступает в качестве суда второй инстанции.

Что касается церковного суда ПЦУ, то ее Устав устанавливает лишь общие очертания церковно-судебной системы. О порядке функционирования судебных органов Устав ничего не говорит. Очевидно, предполагается принятие отдельного документа, который будет регламентировать работу всех судебных инстанций.

Как томос об автокефалии ПЦУ, так и Устав ПЦУ говорят о возможности для священнослужителей «любого сана», которые были осуждены «своими церковными властями к любому наказание», подавать апелляции к Вселенскому Патриарху. То есть право подавать апелляции к Вселенскому Патриарху имеют не только епископы, но и священники и диаконы ПЦУ.

Последнее положение отличает церковное судопроизводство в ПЦУ от судебной системы в Украинской Православной Церкви. Как мы видели, судебные решения по священникам, диаконам и мирянам, принятые в Украинской Православной Церкви, не предусматривают подачи апелляций в церковно-судебные инстанции Русской Православной Церкви.

Только епископ может апеллировать к Архиерейскому Собору Русской Православной Церкви. Кроме того, Положение о Церковном суде Русской Православной Церкви не предусматривает привлечения других Поместных Церквей к решению местных церковно-судебных дел. Церковно-судебная система Русской Православной Церкви не предусматривает каких-либо апелляций ни к Константинопольскому Патриарху, ни к другим Предстоятелям Поместных Церквей. В ПЦУ ситуация иная. Следовательно, и в области церковного судопроизводства Константинопольский Патриарх сохраняет очевидное влияние на ПЦУ.

Крайне актуальна и проблема пастырской опеки православной диаспорой. Только с начала 1990-х годов Украину покинули около 7 миллионов наших соотечественников. Поэтому Украинская Православная Церковь уже не один год работает над созданием эффективного механизма пастырского окормления украинцев в диаспоре.

Устав об управлении Украинской Православной Церкви ничего не говорит о возможности создания ее учреждений за рубежом. Тем не менее, в результате консультаций со Священноначалием Русской Православной Церкви сегодня разработан порядок открытия украинских приходов и назначения духовенства для служения среди украинской диаспоры. Священники для иностранных приходов избираются из числа украинских клириков. Их назначение происходит по ходатайству Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины. Украинские православные общины за рубежом включаются в состав иностранных епархий Русской Православной Церкви. На таких приходах за богослужением поминается имя Блаженнейшего митрополита Киевского и всея Украины. Сейчас такие общины уже функционируют в Италии, Португалии, Германии.

Вопрос о церковных структурах в диаспоре стал особенно чувствительным для ПЦУ. В тексте томоса четко указано, что юрисдикция ПЦУ «ограничивается территорией Украинского Государства» и поэтому ПЦУ «не может ставить епископов или учреждать приходы за пределами» Украины. Те же зарубежные структуры, которые ранее создали УПЦ КП и УАПЦ, должны теперь подчиниться Константинопольскому патриаршему престолу, «который имеет канонические полномочия в диаспоре». В Уставе ПЦУ также указано, что исключительное право духовной опеки православной диаспорой имеет Константинопольский Патриарх. Следовательно, и в томосе, и в Уставе нашла отражение традиционная позиция Константинопольской Церкви по православной диаспоре. Еще с 1920-х годов Константинопольские Патриархи настаивают, что все православные христиане, проживающие на тех территориях, где нет Поместных Православных Церквей, должны войти в каноническое подчинение Константинопольской Церкви.

Однако другие Поместные Церкви не согласны с такими амбициями Константинополя. Сегодня большинство Поместных Церквей имеют свои структуры в диаспоре. Так, в Западной Европе и в Америке действуют епархии Антиохийской, Русской, Грузинской, Сербской, Румынской, Болгарской Церквей. К тому же и сами национальные диаспоры не желают переходить в подчинение греческим архиереям.

Теперь этот спор затронул и ПЦУ. С одной стороны, ПЦУ включила в свой состав всех архиереев УПЦ КП, которые служат за пределами Украины. Однако это вступает в прямое противоречие с указанными положениями томоса и Устава. Поэтому, с другой стороны, руководство ПЦУ пытается добиться для себя права влиять на процесс назначения священников для служения в диаспоре. Насколько нам известно, в настоящее время достичь каких-то договоренностей с Константинопольской Церковью ПЦУ не смогла...

Проведенный анализ позволяет сделать определенные выводы относительно канонического статуса Украинской Православной Церкви по сравнению со статусом ПЦУ.

Как указано, Украинская Православная Церковь является самоуправляемой с правами широкой автономии в составе Русской Православной Церкви. В уставных документах Русской Православной Церкви установлено несколько признаков канонической связи Украинской Церкви с Московским Патриархатом, а именно:

  1. Предстоятель Украинской Православной Церкви, избираемый украинским епископатом, благословляется Московским Патриархом.
  2. Украинская Православная Церковь получает святое миро от Московского Патриарха.
  3. Устав об управлении Украинской Православной Церкви принимается ее Собором и одобряется Московским Патриархом.
  4. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви имеет право принимать апелляции от украинских епископов, против которых вынесены церковно-судебные решения в Украинской Православной Церкви.

Этим фактически исчерпывается зависимость Украинской Православной Церкви от Московского Патриархата.

Что касается ПЦУ, то она является автокефальной. Это проявляется прежде всего в том, что ПЦУ сама выбирает и поставляет своего Предстоятеля. Однако уставные документы ПЦУ сохраняют за Константинопольским Патриархом определенные властные прерогативы, а именно:

  1. ПЦУ получает от Константинопольского Патриарха святое миро.
  2. Константинопольский Патриарх имеет исключительное право толковать положения Устава ПЦУ по отношению к томосу об автокефалии.
  3. Все вопросы жизни ПЦУ, не оговоренные в тексте Устава, должны решаться комиссиями, созданными из представителей Константинопольского Патриархата и ПЦУ.
  4. Хотя Предстоятель ПЦУ избирается украинским епископатом, но в случае конфликтов, возникающих во время его избрания, ПЦУ должна обращаться за помощью к Вселенскому Патриарху.
  5. Всем клирикам ПЦУ (епископам, священникам и диаконам) предоставлено право подавать к Константинопольскому Патриарху апелляции на судебные решения, принятые церковно-судебными инстанциями ПЦУ.
  6. ПЦУ должна обращаться к Вселенскому Патриарху для решения важных вопросов церковного, догматического и канонического характера.
  7. ПЦУ не имеет права создавать свои епархии, приходы и другие структуры в украинской диаспоре. Эксклюзивное право на духовное окормление диаспоры закрепляется за Константинопольским Патриархом.

Сравнивая уставные документы Украинской Православной Церкви с томосом и Уставом ПЦУ, можно сказать, что в определенных позициях объем прав нашей Церкви сопоставим или даже больше, чем объем прав ПЦУ. Например, уставные документы УПЦ не предусматривают вмешательства других Поместных Церквей в процесс избрания Предстоятеля. Зато Устав ПЦУ в особых случаях предполагает такое вмешательство со стороны Константинопольского Патриарха. Устав УПЦ не предусматривает для священников и диаконов права подавать апелляции в церковно-судебные инстанции Московского Патриархата. Устав же ПЦУ четко говорит о возможности таких апелляций в Константинополь. Право толковать положения Устава УПЦ закреплено за Синодом УПЦ. При этом за Константинопольским Патриархом сохранено право толкования положений Устава ПЦУ по отношению к томосу. Также Константинопольский Патриархат имеет право создавать совместные комиссии с ПЦУ для редактирования ее Устава в будущем. Украинская Православная Церковь имеет возможность духовно окормлять диаспору и направлять своих клириков для служения за рубежом. ПЦУ же лишена права вести любую пастырскую деятельность за пределами Украины.

Все это показывает, что такие понятия, как «автокефалия» и «автономия» в различных Поместных Церквах могут наполняться разным содержанием.

Статус Украинской Православной Церкви во многом сопоставим не только с Автономными, но даже с Автокефальными Церквами. При этом ПЦУ является автокефальной, однако при этом Константинополь хранит немало механизмов влияния на ее внутреннюю жизнь.

Томос об автокефалии ПЦУ и ее Устав четко свидетельствуют о современном самосознании Константинопольского Патриарха. Изложенное в них учение о первенстве во Вселенской Церкви, официально отвергнуто Русской Православной Церковью. Эта доктрина является сегодня одним из главных факторов глубокого разделения в Мировом Православии. Итак, украинский церковный конфликт имеет не только политическое и каноническое измерение, но и измерение догматическое, вероучительное. Мы сталкиваемся сегодня с двумя очень разными интерпретациями устройства Всемирного Православия. Совершенно очевидно, что решение церковного конфликта в Украине будет тесно связанным с богословской полемикой по поводу первенства во Вселенской Церкви.

«Православная жизнь»/Патриархия.ru

Материалы по теме

Митрополит Волоколамский Иларион: Спровоцированный Константинополем раскол развивается вне границ нашей Церкви

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний: На наших глазах создается симулякр Православия [Статья]

Заместитель председателя ОВЦС Украинской Православной Церкви прокомментировал решение Синода Кипрской Православной Церкви о «признании ПЦУ»

Обзор статьи профессора В. Фидаса об автокефалии на Украине [Статья]

Митрополит Киккский и Тиллирийский Никифор о признании Архиепископом Кипрским главы «ПЦУ»: Мы отказываемся принимать это решение, потому что оно затрагивает нашу веру

Митрополит Волоколамский Иларион: Мы являемся свидетелями, но не участниками раскола, который происходит в мировом Православии [Статья]

Обзор статьи профессора В. Фидаса об автокефалии на Украине [Статья]