Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия

Протоиерей Николай Данилевич: Томос стал духовной «берлинской стеной» для украинского Православия

Протоиерей Николай Данилевич: Томос стал духовной «берлинской стеной» для украинского Православия
Версия для печати
30 ноября 2019 г. 16:44

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Украинской Православной Церкви протоиерей Николай Данилевич дал эксклюзивное интервью сайту «Апостроф».

— Начать разговор хотелось бы с важного события этого года, а именно признания Элладской Церковью, а вслед за ней и Александрийским Патриархатом, автокефалии «Православной Украинской церкви» (далее ПЦУ). Какая официальная позиция УПЦ по этому вопросу?

— Конечную официальную позицию сформирует Синод нашей Церкви, который еще не заседал с момента упомянутых вами событий. В настоящее время есть заявление Отдела внешних церковных связей УПЦ, в котором говорится, что это решение стало ударом ножа в спину канонической УПЦ. Ведь ранее упомянутые Вами Церкви признавали нашу Церковь единственной канонической, а теперь они заняли диаметрально противоположную позицию. Вместе с тем, нами была выражена благодарность митрополитам, священникам и мирянам Элладской Церкви, которые выступили против признания ПЦУ, а таких было много. Публично заявили о своем несогласии десять архиереев, а реально тех архиереев, которые против признания ПЦУ в Элладской Церкви, по меньшей мере, половина. Просто они молчат.

— Боятся? Или почему?

— Есть разные причины. Во-первых, Элладская Церковь наполовину зависит от Константинополя. Каким образом? Она имеет 80 митрополитов, из которых 36 зависят от Константинополя почти напрямую: они административно руководствуются Синодом в Афинах, но на их избрание влияет Константинопольский Патриарх, которого они и поминают за богослужением. Так исторически сложилось. Кстати, была информация, что из Стамбула даже угрожали архиепископу Афинскому Иерониму — если он не признает ПЦУ, то эти 36 епархий полностью заберет к себе Константинополь.

Таким образом мы видим, что ПЦУ признали сателлиты Константинопольского Патриархата, то есть те же греки, только в других Церквях. То есть, вторая причина — это давление из самого Фанара (район в Стамбуле, где находится резиденция Константинопольского Патриарха, — «Апостроф»).

Третья причина — греческая солидарность. Они пытаются поддержать своего Патриарха, даже если он и не прав. 12 октября 2019 года много архиереев Элладской Церкви, когда выходили из собора, который фактически согласился с признанием ПЦУ, в кулуарах дословно говорили так: «Мы понимаем, что это неправильно признавать самосвятов и отлученных, но мы должны помочь своему Патриарху [Константинопольскому]». Для греков Константинопольский Патриарх в какой-то степени является сакральной личностью, которая напоминает им о славных временах Византийской империи, где греки играли главную роль. Надо понимать, что греки и в Африке, а именно в Александрии и в Константинополе — это остатки тех греков, которые остались там после распада Византийской империи. Кстати, в Стамбуле их сейчас проживает всего-навсего не более 650 человек. Вселенский Патриарх, на самом деле, не означает всемирный, а патриарх империи, Византийской империи, которой уже нет. Просто так перевели с греческого языка титул, и вводят в заблуждение людей.

Четвертая причина — это давление греческого государства, потому что Элладская Церковь имеет связь с государством на конституционном уровне, и, фактически, является государственной Церковью. Епископы и священники в Греции получают зарплату не от Церкви, а от государства. Греческое государство финансирует также и Александрийский Патриархат. А это значит, что они находятся в зависимости от государства.

Последняя, но очень важная причина — это давление Соединенных Штатов Америки. Это заметно и по тому, что посол США в Греции Джефри Пайетт за последнее время встретился с большинством митрополитов Элладской Церкви и продолжает это делать. Американские послы за последние полтора года начали регулярно встречаться с главами и представителями почти всех Поместных Православных Церквей. Последние такие встречи — с Патриархами Болгарии и Сербии. Этому есть подтверждение в виде многих официальных сообщений и фотографий, которые легко найти в интернете. Кроме того, Государственный секретарь США Майк Помпео приветствовал ПЦУ с созданием, а Сенат США даже опубликовал целую резолюцию по этому поводу. А на днях вишенкой на торте стало сообщение о том, что на второй день после объявления Иерусалимским Патриархом Феофилом 21 ноября инициативы о Всеправославном совещание в Иордании для разрешения кризиса в Православии, уже упомянутый нами посол Джефри Пейетт встречается с Архиепископом Афинским Иеронимом, который после встречи заявляет, что никуда не поедет. И уточняет, что не поедет, пока ему об этом не скажет Патриарх Варфоломей из Стамбула. Вызывает удивление, почему ни одна другая страна не уделяет такого внимания православным процессам в Украине, а Америка, которая есть в большинстве протестантско-католической страной, где православные относятся к меньшинствам — так открыто поддерживает ПЦУ? Согласитесь, это вызывает определенные подозрения.

— В чем проявляется интерес Штатов?

— Я думаю, что для США Греция и Украина имеют ценность, скорее, как форпост в противостоянии с Россией, но теперь уже и в духовном плане. Если раньше США боролись с Россией в политической, военной, информационной и экономической сфере, то теперь противостояние перешло в сферу церковную. Нам в Украине это надо четко понимать. Понимать наше реальное место в этих противостояниях. Мы являемся полем боя. К сожалению. Это представляет большую проблему для самой Церкви. Вмешательство политических и геополитических факторов в церковную ситуацию становится очень заметным. И это понимают в Поместных Церквях. На днях авторитетный в православном мире Архиепископ Албанский Анастасий поддержал Иерусалимского Патриарха относительно всеправославного обсуждения украинского церковного вопроса. В своем заявлении он, между прочим, сказал, что «церковные события уходящего года, создали новую действительность, с явным вмешательством геополитических интересов». Наша Церковь категорически против любых внешних или внутренних государственных воздействий на церковную жизнь. Это только усложняет жизнь и миссию Церкви. Это одна из причин того, почему наша Церковь не хотела и не хочет принимать участия в этих играх с Томосом, которые мы наблюдали в течение прошлых полутора лет.

— А какая тогда роль России в борьбе за церковное влияние в Украине?

— Я понимаю Ваш вопрос. Нашу Украинскую Православную Церковь очень часто обвиняют в том, что, якобы, мы хотим быть с Москвой, поддерживаем интересы Российской Федерации, «русского мира» и т.п. Но это не так, это неправда. Как сказал Блаженнейший митрополит Онуфрий, когда ему поставили подобный вопрос, «мы никакой русский мир не строим, мы строим Божий мир». Это важно понимать. Церковь отделена от государства, — как украинского, так и от российского, да и от американского, кстати. И Церковь должна быть вне политики. Поэтому для УПЦ важна не Москва, не политические вопросы, а вопросы церковные, вопросы сохранения канонического порядка в Церкви. Эти вещи надо понимать и отделять.

Вместе с тем, очень хотелось бы, чтобы в будущем Украина не была антироссийской, так же как и Россия не была антиукраинской. Ведь от этого страдают оба народа. Но это взаимный процесс, нужны усилия с обеих сторон. Церковь и священники должны призвать к миру и к примирению, а не к войне и противостоянию. Так записано в Евангелии. Это мы и пытаемся делать. Между церковными людьми наших стран нет напряжения, конфликт существует только между политиками, между государствами. Начать примирение, по моему мнению, можно было бы с «информационного мира». Надо перестать в СМИ нагнетать истерию друг против друга. Надо уходить от радикальных взглядов и заявлений с обеих сторон.

— Какой реакции следует ожидать от других патриархатов? Станут ли для них сигналом уже оглашенные решения Элладской и Александрийской Церквей?

— Ситуация с провозглашением автокефалии ПЦУ противоречит как канонам, так и традиции Православной Церкви. Такого никогда не было в церковной истории. Я имею в виду, чтобы признавалось наличие священнического и епископского сана за теми, кто его совсем не имеет. И это понимают в Поместных Церквях. А потому, даже те Церкви, которые солидаризируются с ошибочными действиями Фанара и признали ПЦУ, вынуждены делать это не потому, что это правильно с церковной точки зрения, а потому что они подвергаются внешнему давлению. Мне очень неприятно говорить об этих вещах для внешней аудитории, но люди должны знать правду, поскольку это уже вышло наружу. Таким образом, ответ на Ваш вопрос зависит от того, подвергнутся ли другие Церкви внешнему давлению или нет. Но в любом случае Церкви, которые не признают ПЦУ, все равно останутся, пока не будет принято какое-то общее православное решение. Следует говорить откровенно, сейчас мировое Православие не просто вошло в зону турбулентности, оно стоит перед угрозой раскола. И виной тому действия Константинополя.

Если бы здесь, в Украине, все было сделано согласно канонам и законам Церкви, то ни у кого в православном мире не возникало бы вопросов. Но поскольку Константинопольский Патриархат в Украине фактически создал параллельную иерархию, основав параллельную Церковь, ввел в лоно Церкви людей, которые в действительности не имеют священников и епископских рукоположений — это вызывает, мягко говоря, много вопросов в других Поместных Церквях. Сейчас в Украине два митрополита Киевских. Это как два президента в одном государстве. Но это же неправильно! Почему наша УПЦ выступает против ПЦУ? Потому что ПЦУ была создана на основе УАПЦ и УПЦ КП, которые когда-то были частями нашей Церкви. Говоря светским языком, в начале 1990 годов в Украине состоялись процессы церковного сепаратизма. От УПЦ отделилась УАПЦ в 1989 году, а затем и УПЦ КП в 1992 году, и теперь эти части, которые тогда отошли от нас, претендуют называться Поместной Церковью Украины. Вот такой абсурд состоялся в украинской церковной среде. Но хуже всего то, что этот абсурд сегодня подается и пропагандируется как норма. Поэтому эти неправильные вещи следует исправлять.

— Вы упомянули об инициативе Предстоятеля Иерусалимской Церкви, который пригласил Первоиерархов в Иорданию, чтобы обсудить вопрос «сохранения единства в евхаристическом общении». Что даст это обсуждение? Поможет ли это в конце концов обрести гармонию в отношениях православных?

— Да, это очень положительный и обнадеживающий жест. Мы надеемся, что в нынешний кризисный момент этот голос будет услышан и если не все, то значительное количество глав Церквей будут иметь волю туда приехать. И тогда украинский церковный вопрос будет или решен, или же будут намечены пути его решения. По крайней мере, это шанс решить проблему. Других возможностей пока нет. А голос Албанского Архиепископа Анастасия, который также выступает за Всеправославное совещание, повышает шансы того, что оно все-таки может состояться.

— Какие вопросы там должны быть подняты?

— Украинский вопрос, прежде всего. То есть, что делать с ПЦУ и как решить церковный раскол в Украине, поскольку действия Константинопольского Патриархата только привели к еще большим проблемам — не только в Украине, они породили всеправославный кризис. А также, при случае, могут быть подняты и другие актуальные для Православия вопросы.

<...>

Беседовала Светлана Шереметьева

Публикуется в сокращении. Полный текст интервью см. на официальном сайте УПЦ 

Патриархия.ru

Версия: украинская

Материалы по теме

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 11 декабря 2019 года [Патриарх : Приветствия и обращения]

Иерарх Украинской Православной Церкви встретился с Патриархом Болгарским Неофитом

Святейший Патриарх Кирилл встретился с митрополитом Кировоградским и Новомиргородским Иоасафом и группой украинских паломников

Заявление Синода Украинской Православной Церкви от 6 декабря 2019 года [Документы]

Митрополит Волоколамский Иларион: В Русской Церкви поддерживают инициативу Иерусалимского Патриарха по организации в Иордании собрания Предстоятелей Поместных Церквей [Интервью]

Состоялась встреча Блаженнейшего Патриарха Иерусалимского Феофила c митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Варсонофием

Слово Святейшего Патриарха Кирилла на заседании Высшего Церковного Совета 11 декабря 2019 года [Патриарх : Приветствия и обращения]

Святейший Патриарх Кирилл встретился с митрополитом Кировоградским и Новомиргородским Иоасафом и группой украинских паломников

Другие интервью

Епископ Барышевский Виктор: Украинский церковный вопрос прочно встроен в геополитическую составляющую всего происходящего в мире

Протоиерей Николай Данилевич: Томос стал духовной «берлинской стеной» для украинского Православия

Митрополит Волоколамский Иларион: В Русской Православной Церкви очень положительно оценивают инициативу Иерусалимского Патриарха о проведении встречи Предстоятелей Поместных Церквей для обсуждения ситуации в мировом Православии

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний: Церковь пытаются втянуть в геополитику

Митрополит Волоколамский Иларион: Госсекретарь США Помпео отменил встречу за час под давлением недоброжелателей

Митрополит Волоколамский Иларион: Архиепископ Афинский Иероним вычеркнут из диптихов Русской Церкви

Митрополит Волоколамский Иларион: Полнота ответственности за решение Элладской Церкви относительно украинского раскола лежит на Константинопольском Патриархе

Митрополит Волоколамский Иларион: Разрыв с Константинополем не повредил ни Русской, ни Украинской Церкви

Интервью митрополита Волоколамского Илариона Болгарскому телеграфному агентству