Русская версияУкраинская версияМолдавская версияГреческая версияАнглийская версия

В.Р. Легойда: На международной арене идут гладиаторские бои

В.Р. Легойда: На международной арене идут гладиаторские бои
Version for print
16 June 2022 year 14:50

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на минувшей неделе вернулся из Белоруссии, где встретился со своей паствой и побеседовал с президентом страны Александром Лукашенко. А 7 июня в Москве прошло резонансное заседание Священного Синода Русской Православной Церкви, на котором, в частности, крымские епархии по их просьбе были переведены из Украинской Православной Церкви в прямое Патриаршее подчинение.

Об итогах белорусского визита, изменениях в жизни Церкви с начала спецоперации России на Украине, о причинах «парада церковных суверенитетов», судьбе епархий Крыма, помощи беженцам и преодолении раздоров в интервью РИА «Новости» рассказал председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда.

— Владимир Романович, как встретили Патриарха Кирилла белорусские прихожане? Чувствовалось ли в ходе визита какое-либо напряжение из-за последних событий в мире и Церкви по сравнению с предыдущей поездкой Патриарха в Белоруссию в 2018 году?

— Я никакого напряжения не почувствовал, как и все, кто сопровождал Патриарха во время визита в Беларусь. Зато мы все чувствовали, что находимся практически дома и общаемся с родными людьми. Как мне кажется, именно это ощущение сопровождало весь визит. Духом братского единства белорусского и русского народа было пропитано каждое богослужение, встречи, посещения памятников и других мест, предусмотренных программой визита. Думаю, что никакое напряжение, которое несомненно есть в международных отношениях, не может разрушить того мира, который приносится в сердце человека соборной молитвой.

— Как вы оцениваете итоги визита? Какова его значимость в контексте недавних решений Cобора Украинской Православной Церкви о ее церковной независимости?

— Я не хотел бы вписывать визит Святейшего Патриарха в Беларусь в какой-либо внешний контекст, в том числе в контекст происходящего на Украине. Он является событием для верующих Беларуси вне всякого контекста. Единственно, что здесь важно и объединяет, — это молитвы о мире на Украине, которые с одинаковой искренностью возносятся и в российских, и в белорусских храмах и монастырях. Мы, народы России, Белоруссии, Украины остаемся духовно единым народом, вышедшим из киевской крещальной купели, о чем неоднократно свидетельствовал Святейший Патриарх.

— Известно ли, как белорусский епископат и верующие восприняли решения Собора УПЦ?

— Думаю, что белорусский епископат и верующие вполне разделяют оценку событий, происходящих в Украинской Православной Церкви, которая дана Священным Синодом Русской Православной Церкви. Тем более что в работе этого органа на постоянной основе принимает участие предстоятель Белорусской Православной Церкви.

— Президент Лукашенко сказал Святейшему, что в Белоруссии Патриарх Кирилл «дома, на своей земле». Как бы вы прокомментировали это заявление?

— Думаю, что это заявление выражает мнение всех верующих в Беларуси, которые искренне радовались визиту Предстоятеля Русской Православной Церкви, разделили с ним радость совместной молитвы. Это стало возможно после двух лет пандемии коронавирусной инфекции, затруднявшей внутрицерковное общение.

— Год назад глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион заявлял, что в Белоруссии может быть инспирирован церковный раскол, аналогичный украинскому, однако вероятность такого сценария пока невелика. Наблюдаются ли сейчас раскольнические явления, попытки оторвать Белорусскую Церковь от Русской?

— Церковь всегда выживала и развивалась в условиях, когда было немало желающих ее расколоть. От первых веков христианства до наших дней. Но милостью Божией Церковь всегда преодолевала расколы и разделения и выработала против них духовный иммунитет. Поэтому мы должны быть бдительными, памятуя о том, что число людей, желающих расколоть Церковь, внести под ее своды свои горделивые духовные измышления или политические разногласия, не убывало и не будет убывать.

Конечно, подобные силы существуют и в Белоруссии, однако мы видим их маргинальность, их опору на политическую конъюнктуру, и отсутствие симпатий к ним со стороны верующих.

— Как в целом охарактеризуете «парад церковных суверенитетов» на Украине и в Литве? Это тенденция? Какие епархии, в каких странах на очереди?

— Церкви Христовой не нужно ничего никому демонстрировать и доказывать, кроме своей верности Христу. Одержимость идеей автокефалии подчас исходит от тех, кто обеспокоен не церковным благом, а своей личной карьерой или выполнением какого-то политического заказа извне. Мы это хорошо видели, наблюдая реализацию американо-греческого проекта «ПЦУ».

Для государств, напротив, суверенитет крайне важен. Но они существуют в другом измерении и отстаивают свои политические интересы, в том числе зачастую пытаясь использовать религию для своих целей. Многим политическим режимам хотелось бы использовать и Церковь в борьбе за свои интересы.

Мы молимся о том, чтобы те епархии нашей Церкви, которые оказались в государствах, враждебных России, смогли остаться вне политико-религиозных планов правительств этих стран, которые, увы, нередко ставят задачу исключения и забвения всего, что напоминает о русской культуре.

— Как видится будущее УПЦ в свете перехода епархий Крыма в прямое подчинение Патриарха, кому буду подчиняться епархии ДНР и ЛНР, какие еще могут перейти в Патриаршее подчинение, а какие точно останутся в УПЦ?

— Верующие крымских епархий принадлежали и будут принадлежать к единому каноническому пространству Русской Православной Церкви, поминать за богослужениями своего Предстоятеля.

Прямое подчинение епархий Патриарху Московскому, как говорится в решении Священного Синода, вызвано «необходимостью сохранения действенной канонической и административной связи с центральной церковной властью для благополучного течения церковной жизни» в крымских епархиях.

— Как изменилась в целом жизнь Церкви с начала российской военной спецоперации на Украине? Можно ли говорить о небывалом числе нуждающихся, беженцев, и где положение труднее всего?

— История человечества полна войн, которые, увы, начинаются в сердцах людей, пораженных грехом, но Церковь, хранимая своим Создателем, всегда переживала времена войны, поддерживая свою паству в самые худшие времена господства насилия и ненависти. И сейчас мы видим беспрецедентные масштабы социального служения, направленного на помощь пострадавшим от конфликта на Донбассе и Украине, в том числе, беженцам.

Перемена нашей жизни в том, что мы почувствовали, как на самом деле от нас близки смерть и страдания, и дай Бог, чтобы это укрепило нашу веру, повысило ценность любви к ближнему и служения тем, кто слабее. Но это не меняет, а лишь подчеркивает сущность церковного служения спасению человека.

— Сравнимы ли объемы помощи беженцам Донбасса и число жертвователей с теми, что были в пандемию коронавируса? Много ли волонтеров, достаточно ли их?

— Главное не объемах, а в том, что пандемия сильно повысила эффективность церковного добровольческого и социального служения, стала своего рода проверкой перед куда более острыми вызовами, связанными с военным конфликтом. Церковные работники научились реализовывать проекты в сфере церковной благотворительности на новом уровне, реализуя их быстро, оперативно и эффективно. Думаю, что эти навыки облегчили жизнь многих пострадавших от конфликта на Украине. Надеюсь, что и в будущем Церковь будет достигать новых вершин в деле социального служения.

А волонтеров никогда не бывает достаточно, всегда есть люди, нуждающиеся в нашей помощи.

— Как изменились отношения Церкви и государства на фоне событий на Украине? Есть ли давление, просьбы изменить позицию Русской Православной Церкви со стороны властей России, и как обстоит с этим дело в других государствах?

— Отношения Церкви и государства в России строятся на основе принципа невмешательства в дела друг друга, и этот принцип является незыблемым в любых условиях, в том числе, в условиях военного конфликта. Никакого давления мы не чувствуем и определяем свою позицию по всем вопросам внутренней и внешней жизни самостоятельно, руководствуясь нуждами и чаяниями своей паствы.

Давление на Церковь на Украине стало печальной реальностью со времен президента Петра Порошенко, и сила этого давления многократно возросла с момента начала боевых действий. Украинских верующих преследуют просто за то, что они хотят сохранять каноническую связь с Московским Патриархом. Уже есть случаи насильственного исчезновения священников, иначе говоря похищений их националистами. Мы можем только молиться за наших собратьев по вере, нередко наши слова в их поддержку рассматриваются украинскими радикалами как свидетельство их связи с Россией.

В странах Европы, к сожалению, тоже были прецеденты нападений на русские храмы, осквернений, один из храмов в Париже был сожжен, хотя виновные и не установлены. Увы, западные СМИ делают немало, чтобы направить ненависть на все, что имеет отношение к России и даже русской культуре. Впрочем, звучат и здравые голоса, например, недавно экс-канцлер Германии Ангела Меркель высказалась против так называемой отмены русской культуры.

— Как преодолевать поразившие многих родных, друзей разделения и ссоры из-за разницы позиций по спецоперации, политических взглядов? Что посоветуете людям?

— Международные отношения мало зависят от нашей воли, а отношения в семье, среди родных и друзей — это предмет нашего выбора. Пространство личного общения вокруг нас должно оставаться пространством мира и любви. Даже с врагом, который сложил оружие, поступают милосердно, что уж там говорить о близких людях, коллегах и знакомых.

Слово «арена» пришло в наш язык из Древнего Рима, и означает оно площадку, где проходили в том числе гладиаторские бои. Международная арена по большому счету такой площадкой и остается. Нам же следует почаще вспоминать о том, что, приходя домой, встречаясь с друзьями и близкими, мы выходим не на арену для битв.

Беседовала Ольга Липич

РИА «Новости»/Патриархия.ru

Version: Russian

Materials on the theme

A new church of the Ukrainian Orthodox Church is consecrated in Volyn region to replace the one seized by schismatics

Αρχιεπίσκοπος Σεβαστείας Θεοδόσιος: Πίσω από την επιστολή Επιφανίου μπορεί να κρύβονται δυνάμεις, που αντιτίθενται στη θεραπεία του σχίσματος [Article]

The Synod discussed the development of situation following the Kiev Council of the Ukrainian Orthodox Church

В.Р. Легойда: «Не представляю, что QR-коды введут для посещения храмов» [Interview]

Panel discussion on “Fanar’s actions in Ukraine: Reflection in the media space” at Faith and Word festival

V. R. Legoida: Spiritual brotherhood of the Ukrainian and Russian Churches is the main bond tying the peoples of Russia and Ukraine

Епископ Барышевский Виктор: Мы наблюдаем необычайный подъем силы духа верующих Украины [Interview]

Diocesan council of Tulchyn diocese under the Ukrainian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate condemns acts of radicals from the Orthodox Church of Ukraine after the visit of Patriarch Bartholomew to Ukraine

Hierarch of the Ukrainian Orthodox Church meets with Consul General of the Hellenic Republic in Odessa

Circular letter to all diocesan hierarchs of the Russian Orthodox Church [Documents]

A new church of the Ukrainian Orthodox Church is consecrated in Volyn region to replace the one seized by schismatics

Polish Orthodox Church points to invalidity of ordinations performed in the ‘OCU'

Αρχιεπίσκοπος Σεβαστείας Θεοδόσιος: Πίσω από την επιστολή Επιφανίου μπορεί να κρύβονται δυνάμεις, που αντιτίθενται στη θεραπεία του σχίσματος [Article]

В.Р. Легойда: На международной арене идут гладиаторские бои [Interview]

Patriarch Kirill completes his visit to Jordan

His Holiness Patriarch Kirill takes part in the meeting of Primates and delegations of Local Orthodox Churches in Amman

Митрополит Волоколамский Иларион: Храм — не только место совершения богослужений, но и центр социальной работы, общения прихожан [Interview]